Главная / Рефераты / Рефераты по культуре и искусству

Реферат: Старообрядческая Риторика в 5-ти беседах


Старообрядческая Риторика в 5-ти беседах. Аннушкин В. И.
Нами публикуется перевод известного сочинения старообрядцев Выговской пустыни "Риторика в 5-ти беседах" (см. главу 2, § 6). Публикация текста с разночтениями по нескольким спискам была осуществлена в сборнике "Мир старообрядчества. Выпуск 3. Книга. Традиция. Культура. М., 1996, с. 189-243". Хотя язык петровской эпохи представляется достаточно прозрачным по смыслу, читателю будет интересно и полезно познакомиться с его современной интерпретацией, в которой достаточно ясно представлено множество практических рекомендаций к использованию приемов риторического искусства, каким они представлялись ритору начала XVIII столетия.
Переводится текст 1-й редакции "Риторики". 2-я редакция дается в скобках с пометкой *. В скобках возможны также синонимические пояснения. Терминологию мы старались не переводить. Но в отдельных случаях для прояснения смысла это сделать пришлось, например, термин "повесть" в переводе толкуется как повествование (см.II, 6-7).
Нумерация вопросно-ответных статей в тексте – моя (А.В.).
Беседа 1-я предисловная.
1. Вопрос:Что есть риторика?
Ответ: Риторика есть искусство хорошо говорить.
2. Вопрос: Что значит хорошо говорить?
Ответ: Хорошо говорит тот, кто составляет свою речь так, что может достичь цели, которую поставил, то есть: если кто-то хочет кого-то хвалить, цель его речи - привести хвалимого (человека) в великую честь и славу от своих слушателей. Если его речь будет составлена так, что сможет исполнить свое намерение и исходатайствовать честь тому человеку, похвала которому говорилась, то хорошо говорит; если же нет - плохо и не риторически.
И еще: если кто кому-либо о чем советует, то имеет намерение привести к делу, о котором советует. Если приведет, очевидно, что хорошо говорил; если нет - иначе.
3. Вопрос:Если же кто советует кому склониться к греховному делу (можно ли сказать о нем, что) он хорошо говорит?
Ответ: Согрешает на Бога тот, кто злобно говорит по намерению и нраву, но хорошо по правилам речи. Подобно меч служит для неправедного убийства, ибо творит зло по злому своему намерению. Но если меч создается искусным и прекрасным мастерством, то (о нем) говорится, что правильно создан (используется), и творец его называется не злым человеком, а искусным художником.
4. Вопрос: Что следует соблюдать, дабы смог столь совершенно говорить, ибо известно, что немногие достигают намеченной цели, хотя и много говорят?
Ответ: Для этого и изобретается риторическое искусство, содержащее в себе многие и различные правила, наставляющие к хорошей речи. Если ты со всем желанием попытаешься (овладеть ими), то обретешь много их у меня, ибо хотящему все бывает возможно.
5. Вопрос: Потому и пришел к тебе, что великое стремление к этому искусству имею, полагая, что оно более других полезно в человеческой жизни.
Ответ: Тогда я преподам тебе краткое и ясное наставление, будто за руку ведя тебя, о том, как можешь составить совершенную и не лишаемую своего намерения речь. Для большего удобства и сам буду излагать правила к подобию тех, по которым можешь составить некую особую речь, чтобы (ты) не только видел меня учащим, но и творящим. И так в совершенстве сугубым учением, то есть моими словом и делом, будешь наставлен.
Во-первых, должно узнать, сколько есть родов речи, затем сколько частей имеет речь, затем на какие части разделяется се искусство риторов (разделы риторики), или что необходимо знать ритору, дабы его речь была доброй и совершенной.
6. Вопрос: Поведай, сколько есть родов речи.
Ответ: Три.
7. Вопрос: Каковы они?
Ответ: Совещательный, судительный, украсительный.
8. Вопрос: Что такое советовательный род речи?
Ответ: (Советовательный род) есть, когда советуем кому-либо сделать доброе или оставить злое.
9. Вопрос: Что такое судительный род речи?
Ответ: (Судительный род) есть, когда судим и разделяем правду от неправды и истину от лжи.
10. Вопрос: Что такое украсительный род речи?
Ответ: (Украсительный род) есть, когда прославляем или хвалим некоего человека или вещь.
11. Вопрос: Есть ли другие роды речи?
Ответ: Нет, но в этих родах все различия человеческой речи заключаются, ибо всякий человек либо говорит в уме своем сам с собою, либо с другим человеком. Если (говорит) сам с собою, то рассуждает, испытывая истину умом; если с другим беседует, то говорит ему, чтобы тот или сделал нечто, выслушав, или уверился в чем-либо, восприняв некое мнение. Если первое, то советует; если второе, то славит или хвалит нечто. [2-я редакция: Если первое, то советует; если второе, то рассуждает; если же третье, то славит или хвалит нечто]
12. Вопрос: Поскольку я желаю быть искусным в церковных проповедях, скажи, какой род речи приличен к проповедованию?
Ответ: Во все праздники Господни и памяти святых приличен украсительный род речи, ибо подобает говорить похвалу тайне (таинствам?) и величию Божию и угодникам Его. Судительный же род речи нечасто случается (использовать) церковным риторам, разве когда ритор простирает слово на опровержение лживых еретических догматов. По все же дни недели используется советовательный род речи, ибо тогда проповедник должен черпать нравоучение от евангельских христовых слов и либо отводить от греха, либо наставлять к добродетелям.
13. Вопрос: (Ты) совершенно сказал (кончил говорить?) о родах речи. Расскажи еще по обещанию твоему и о частях речи. Во-первых: сколько частей речи имеет риторическая речь?
Ответ: Всякая речь состоит из четырех частей:
1) начало, или приступ к речи, или предисловие;
2) предложение, иногда же повествование вместо предложения;
3) подкрепление, или утверждение;
4) окончание, или пословие.
14. Вопрос:Расскажи особо о каждой части: что есть начало, что - предложение, что - подкрепление и что - пословие.
Ответ: Начало речи есть ее первая часть, приготовляющая проповедника к говорению, а слушателя - к слушанию. Предложение же есть изъявление того, о чем собеседник собирается говорить, чтобы прежде всего люди узнали вкратце, что должно говориться. Подкрепление же есть собрание доводов и аргументов, которыми укрепляется предложенная речь. Пословие же есть завершение речи, содержащее кратко в себе все сказанное для запоминания слушателями и побуждающее слушателе к конечному уверению и заключению.
15. Вопрос:Нет ли иных частей речи?
Ответ: Другие риторы имели обыкновение разделять речь на многие части, но все те части заключаются в этих четырех, о которых беседуем. Ибо повествование, разделение и опровержение, которые полагаются иными (риторами) как особые части, могут быть заключены без труда в этих четырех: повествование и разделение - в предложение, опровержение - в подкрепление вмещаются.
16. Вопрос:Что такое новопредложенное повествование и прочие части?
Ответ: Скажи о них в другом месте, когда обратимся к полному учению о каждой отдельной части речи. Ныне же беседа достаточна, дабы память была насыщена немногим повествованием, а больше удержать не может.
Беседа 2-я, в которой предлагаются (сведения) о каждой особой части речи.
1. О начале. Вопрос: Узнал из прежней твоей беседы, что такое каждая часть речи. Поведай еще, как и обещал, полное учение о каждой из этих частей. Прежде всех других - о начале: как его составлять и чего в нем следует держаться, дабы оно было совершенным?
Ответ: Никого иного за проводника в этом учении не приемлю, как искуснейшего более всех других древних красномолвцев и риторов Марка Туллия Цицерона. По его учению ты должен соблюдать три требования в начале речи: во-первых, (чтобы оно было) любовно, во-вторых, разумно, в-третьих, чтобы слушатель послушал тебя со вниманием. Поэтому в начале своей речи ты должен изыскать от слушателей любовь, предложить разумно содержание речи и добиться внимания.
2. Вопрос: Но как могу получить все это?
Ответ: Соблюдай следующие правила, чтобы тебя выслушали с любовью и (тогда) получишь это через следующее: если унизишь смиренно самого себя и покажешь неравным (слушателям), говоря о таких тайнах (таинствах) или высказывая нравоучение перед столь честными слушателями. Скажи, что движимый любовью к слушателям, надеешься и на их взаимную любовь, да не погнушаются и от малого источника почерпнуть воду спасения. Либо же воздай похвалу слушателям, одобряя их великое желание услышать слова Божии, хотя и глаголемые недоуменными устами и прочее, этому подобное.
3. Вопрос: Что же сделаю, чтобы преклонить их ко вниманию?
Ответ: Любовь исходотайствуешь, смиряя твое лицо и превознося слушателей, как и было сказано. Внимание же можешь получить, говоря о самом предмете, о котором предстоит твое слово. Это возможно двумя способами: или обещая говорить о неких великих и удивительных вещах, или - о потребных, очень нужных и полезных самим слушателям.
4. Вопрос: Но как еще создам разумное содержание слушателям, чтобы сначала узнали, а потом хорошо поняли сказанное?
Ответ: Достигнешь этого, если предложение будет составлено по правилам, о которых скажу ниже.
5. Вопрос:Есть ли еще иное, чего следует придерживаться в начале слова (речи)?
Ответ: Есть еще три (требования): пусть начало будет 1) краткое, 2) ясное, 3) свойственное, то есть одному тому слову приличное. И потому ошибочно, если противоположные (свойства) в начале речи обнаружатся, то есть если начало будет длительным, или темным, или общим, а значит могущим быть привязанным не только этому, но и ко многим другим речам. Но ничем начало так не портится, как если оно неясное и невразумительное (плохо понимаемое). До сих пор - о начале.
6. О предложении и повести.
Вопрос: Что необходимо знать о предложении и повествовании?
Ответ: Во-первых, посмотри, един или множественен предмет слова. Если един, то предложи просто: о том-то и о том-то должен слово говорить и прочее. Если же множественен, то следует разделить предлагаемое и сказать, что должен говорить в начале о том-то и так далее. Кроме того, пусть предложение будет кратко и сем разумительно, а потому путь слагается из слов простых и известных всем слушателям. [2 ред: Так подается разум слушателям], о чем в начале ты спрашивал.
7. Вопрос: Что скажешь о повествовании?
Ответ: Повествование в предложении бывает тогда, когда предлагается слово о похвале или хуле, или о рассуждении (разборе) одного вопроса или многих. Как если бы ты хотел похвалить крепость некоего мученика Варлаама, рука которого должна была удержаться над идольским алтарем, возлагая фимиам, потому что не желая терпеть сильного пламени над алтарем [2-я* ред.: опустил фимиам на алтарь с жертвой идолу], мужественный Варлаам удержал крепко руку с кадилом, пока вся не сгорела и не выпустил на алтарь фимиама. Если, скажем, в этом или ином деле, захочешь хвалить, тогда положи в начале повествование вместо предложения украшенно (* кратко) и по правилам, затем же приступай к подкреплению.
8. Вопрос:Каковы же правила украшенного повествования?
Ответ: Да будет повествование кратко, ясно, благоприятно и верно. Кратким будет повествование, в котором показано только то, что необходимо 1) твоей цели и 2) доброму пониманию слушателей. А для того, чтобы ничего лишнего в нем не обреталось, следует видеть, откуда начать и где его окончить. Начни же оттуда, откуда имеет начало дело, тобою хвалимое. И кончи там, где это дело конец имеет. Например, если бы ты принялся хвалить не все житие, но одно вышесказанное дело святого мученика, тогда тебе следовало бы начать с того, как гонитель, чья месть была побеждена крепостью мученика, сотворил хитрый умысел на святого. Кончить же там, где говорится, как святой мужественно удержал руку и не дал ей быть одоленной огнем. Прочее же, не относимое к твоему слову, прилично опустить.
9. Вопрос: Каким образом повествование будет светлым, благоприятным и достоверным?
Ответ: Светлость происходит от краткости. Да будет к тому же повествование расположено по порядку, немногословно и не имеет больших препятствий. Погрешит против этого правила тот, кто сказанное выше повествование представил: будто хитрая злоба мучителей на святого замыслила посмотреть, как он повелел (себе) держать над богомерзким алтарем, который подобает назвать не алтарем, а печью бесстыдства, руку вверх ладонью обращенную и возложить сверху ее кадило и прочее. Это повествование столь затемнено многоречием, частыми и долгими препятствиями, что даже читающему, а не только слушающему, понимать трудно.
Благоприятно же повествование бывает, если в нем заключаются нечто неожиданное и удивительное или всеми восхваляемое. Также если украшается (не только?) избранными словами, но светлыми и иными украшениями будто цветами. Как изобретаются украшения, об этом после будет сказано особо.
Повествование будет достоверным, если: 1) в нем все будет согласовано, а не противоречить друг другу; 2) да будет все удобным. Отсюда повествование о святом Иерониме является лживым, (ибо) некто в нем повествует, будто святой Иероним после своей смерти обезглавил некоего человека за ересь. Ересь же его, как говорилось, была в том, что держался (мысли), что две воли имеются во Господе Христе. Это (событие) не могло случиться Божиею силою, поскольку не ересь, но сами истина и православие исповедуют две воли во Христе Господе. И противоположное (утверждение) о единой воле есть мудрствование и ересь. 3) да будет все данному лицу свойственное, времени и месту приличное. Отсюда представляется недостоверной повесть о рождении и воспитании святого Онуфрия, в которой повествуется, будто персидский царь поверг сына своего Онуфрия дьявольским повелением в огонь, испытывая, сгорит ли. Тот же был взят невредимым по повелению ангелов, которые и оберегали многие дни отрока, шедшего через пустыню. И когда отрок пришел в некий монастырь, (ангелы) вручили его инокам для воспитания. Так сплетаемое царскому лицу не может быть свойственно. 4) достоверное повествование создается, если имеются достоверные свидетельства, происходящие от святого писания историков. Чтобы узнать в совершенстве прочее о повествовании, читай избранные повести святого Василия о святом Варлааме, о Меркурии о сорока мучениках, Иоанна Златоуста - в книге против язычников, о святом Вавиле и многие повести о страданиях древних святых, во 2 и 3 книгах о смотрении Божием и прочее.
До сих пор - показано о предложении и повествовании.
10. О подкреплении.
Вопрос: Создав начало и предложив (предмет речи), или вместо простого предложения создав повествование, как должное подкрепить предложенное или повествованное?
Ответ: Прежде всего необходимо собрать доводы и доказательства, которыми предложенное слово (тема?) может подкрепиться.
11. Вопрос: Но как и откуда следует избирать доводы?
Ответ: Для этого существуют изобретенные места: одни - внутренние, другие - внешние. Через сказанное в них можно обрести все доводы и доказательства словно некое сокровище.
12. Вопрос: Скажи же мне эти места.
Ответ: Преподав краткое учение к познанию частей слова (речи), приступим к разделам риторического искусства, как и прежде обещали, и тогда уже те места будут показаны. Здесь же следует вкратце знать, что всякая речь подкрепляется двумя способами: во-первых, утверждая свою речь, во-вторых, отметая все противоположные твоей речи доводы. Ибо как город мы привыкли защищать двумя способами: первый - ограждая его высокими и твердыми стенами, второй - отвергая все вредное и отгоняя нашествие врагов, - так и в подкреплении речи следует действовать, но всё это будет изложено впоследствии. До сих пор - ныне, впоследствии же о подкреплении будет показано пространнее.
13. О пословии или окончании речи (*4-я часть).
Вопрос: Скажи теперь о последней части речи (слова), которую называешь пословие или окончание речи.
Ответ: Прежде всего о том есть приснопамятное правило: да позаботишься в конце речи (слова) о всей риторической силе, ибо хотя слово и всюду должно иметь свою красоту, но особенно в окончании бывает или хвалимо, или хулимо.
14. Вопрос:Есть ли какое-либо точное определение, каким должно быть совершенное окончание слова?
Ответ: Должно знать, что эта часть имеет два особых требования: первое - краткое сочинение (перечисление по порядку) всех доводов и аргументов, положенных в подкреплении; второе - возбуждение подобающих слов и страстей, которыми, будто некою нуждою, слушатель подталкивается к пониманию твоего намерения.
15. Вопрос: Как следует сочислить все, о чем во всей (речи) говорилось?
Ответ: О том следует держаться двух правил: первое - вспомнить только основные из выше сказанных доводов, и то вкратце, ибо если будешь долго говорить, то не перечисление, а будто новое слово вознамеришься сочинять; второе - создай такой приступ к перечислению, будто случайно, а не искусственно сотворил его, ибо знай, что преизящная мудрость риторического искусства состоит в том, как приступают к такому перечислению. Итак, все прежде сказанные доводы для памяти вашей перечислим вкратце, как и сказал: это, это и прочее, ибо здесь показывается, по какой причине перечисляется вышесказанное, а потому и искусный замысел обнажается.
16. Вопрос: Но как должен возбудить страсти в слушателях?
Ответ: О возбуждении страстей будут особые правила, которые в совершенстве изучишь. Пока же для тебя достаточно знать это общее правило к возбуждению всех страстей, усматривая хорошо, какую страсть в твоем слове следует возбуждать. Начни рассуждать сам о себе и о своей природе, размышляя, что в тебе самом может возбудить ту или иную страсть, чем был бы преклонен к любви, милосердию, желанию, что тебя воспалило бы гневом, поразило бы страхом, привело к ненависти и прочее. Рассмотрев таким образом, что необходимо найти к возбуждению какой-либо страсти, произноси это своим слушателям. Итак, для того, (чтобы) без труда намеченным возбуждением впечатлить слушателей, знай, что наиболее угодно к возбуждению страстей то, что тобою самим наиболее движет. Таково общее и истинное правило подвигать страсти.
17. Вопрос: Следует ли подвигать страсти только в этой последней части речи или можно и в прочих?
Ответ: Возможно и прилично делать это и в прочих, но здесь в окончании - наиболее свойственно.
18. Вопрос: Для чего необходимо это делать?
Ответ: Чтобы так одобренным окончанием все слово сильнее утвердилось и в сердцах слушателей осталась некая необходимость, понуждающая их в конечном итоге к делу, о котором ты советовал.
19. Вопрос: В первой беседе ты обещал создать вместе со мною пример представленного учения, слагая слово по преподанным правилам. Поскольку ты уже изложил это учение, начни прочее.
Ответ: Хорошо это помню, но прежде следует постичь еще пять частей риторического искусства, которыми можешь создать все слово будто некими орудиями. Впрочем, начало и предложение можно оставить и без помощи упомянутых орудий.
Начнем (осуществлять) наше намерение и возьмем слово против еретиков, в котором общая (тема) будет следующей: "Справедливо все еретики предаются анафеме от святой церкви". Сложим начало и предложение в этом слове так: подвигнем к любви слушателей, похваляя их толикую ревность благочестия, когда не требуется поощрять их на гнев против еретиков. (Потому) предлагаем краткую причину нашего слова так: "да явится праведный, а не безрассудный гнев святой церкви на еретиков".
Разум же преподам слушателям, прозрачно изъясняя, о чем собираюсь говорить, например: хотим показать, что еретики достойны проклятия. А поскольку внимание, как прежде сказали, возбуждается более всего, если проповедник обещает поведать что-либо удивительное, странное и великое, то, прежде всего скажем здесь, коль велика и ужасна казнь анафема и коль равно и жестоко такою казнью святая церковь наказывает еретиков. Сказав это, выполняем обещание показать, как изобретается достойная причина такого гнева на еретиков и столь страшной их погибели, ибо обещаем показать великие и удивительные вещи.
20. Вопрос:Как же все это сможем выразить избранными словами?
Ответ: Не сможешь (сделать этого), не узнав от меня обещанных риторических орудий.
21. Вопрос:Время пришло, чтобы ты открыл их мне.
Ответ: Ритор должен соблюдать пять дел (обязанностей), когда создает слово: первое - изобрести каждую часть, (то есть) как начать, как предложить, как предложенное утвердить, как окончить слово; второе - расположить приличным порядком все те идеи и особенно доводы, имеющиеся в подкреплении: какие из них прежде, какие после должны быть; третье - следует позаботиться о том, как изобретенное и в порядке расположенное сможешь выразить, то есть какими словами, какими идеями все то благополучно объявить, да будет слово благоприятно не только для ума, но и для слуха; четвертое - как предать памяти все таким образом изобретенное, расположенное и изреченное; пятое - каким образом крепко водруженное в память проповедовать (* произнести) вслух и всенародно.
Отсюда ясно, что вся риторическая наука содержит пять частей: взыскание (изобретение), расположение, изречение, память, проповедание (произношение). Познав эти подобающие правила в совершенстве, ритор приготовляется к созданию слова.
22. Вопрос: Начало и предложение слова ты уже изложил - есть ли создаваемое нами слово только просто изобретенное?
Ответ: Да, ибо всегда подобает слагать слово не только в уме или в памяти основывая изобретение, но прежде напиши просто на бумаге все изобретенные доводы, ибо если соберешь многие, то быстро выходят из памяти в забвение. Также и размышляя о порядке, в котором расположить, помечай числом: этот довод первый, этот - второй, как тебе покажется (наилучшим). Избирая таким образом прекрасные слова и иные творения, о которых после в изречении будет говориться, пиши на чистой бумаге окончательное слово (речь).
23. Вопрос: Если так, молю тебя: не медли сказать мне правила столь полезных частей риторики.
Ответ: Это дело требует особого времени, потому отложим его до следующей нашей беседы.
Беседа 3. О изобретении.
1. Вопрос: Что есть изобретение?
Ответ: Изобретение есть первая часть риторики, научающая изобретать доводы и аргументы предложенного слова.
2. Вопрос: Что есть довод?
Ответ: Довод есть укрепление (доказательство), творящее достоверное повествование.
3. Вопрос: Есть ли разные виды доводов?
Ответ: Есть.
4. Вопрос: Многократны ли?
Ответ: Сугубы: уверяющие и понуждающие. Уверяющими называются просто доводы или аргументы, понуждающими же называются страсти.
5. Вопрос:Какие страсти возбуждаются в человеке?
Ответ: (Под страстями) понимай любовь, милосердие, гнев, ненависть, отвращение, боязнь, скорбь и прочее. Страсти не просто уверяют, но словно необходимостью влекут к желанию того, о чем говорит проповедник.
6. Вопрос: Требуют ли иногда доводы для подкрепления самих себя иных доводов или должны быть сами собою тверды и убедительны?
Ответ: Многие доводы требуют (дополнительных) доводов. Потому называются двояко: одни - основание, другие - умножение.
7. Вопрос: Что есть основание и что есть умножение?
Ответ: Основание есть простое доказательство (подкрепление). Умножение же не просто крепкое, но очень крепкое и великое доказательство творит и отличается от основания тем, что основание только подкрепляет то, что кажется нетвердым, умножение же подкрепляет нетвердое и творит великим то, что мнится быть невелико - и тем умножение отличается от основания.
Пример: Святой (Иоанн) Златоуст хочет показать как патриарх Иаков, имевший великую скорбь о погубленном Иосифе, говорит во 2-й книге о Божием провидении: Братья Иосифа, показав отцу его окровавленную одежду, удручили Иакова великой скорбью. И рыдал он не только о самой смерти, но и о необыкновенном виде ее. И многие (мысли) стеклись (смешались), что помрачили его ум и ввергли едва не в отчаяние: как сын любимой жены, как лучший из сыновей, как более всех любимый, и что еще в самом цветущем возрасте, и что им же самим посланный, и что ни в доме, ни на ложе, ни отцу предстоящий, ни сказавший ничего, ни послушавший, и что не общей для всех смертью, но живой был растерзан свирепыми зверями, и мощей его обрети нельзя и земле предать, и что скорбь сия не в молодости Иакову случилась, когда лучше ее перенести можно, а в глубокой старости, До сих пор - Златоуст.
Здесь видишь, как для подкрепления слова о скорби Иакова достаточно, казалось бы, упомянуть о смерти сына, * он же, хотя показать ту великую скорбь - и посмотри, коль изрядно отовсюду собрал умножение, соединив те слова, которые умножают боль. (* он же, восприняв духом ту великую скорбь, выразил словами - и коль изрядно все описал умножением, совокупив те (слова), которые умножают боль и слезы не только слушателям, боящимся Бога, но и имеющим бесстрашие).
8. Вопрос: Воистину это учение избранно и сильно. Но каким образом смогу изобрести доводы, страсти, основание и умножение?
Ответ: Эти места тщательно описаны древними риторами. В них словно в хранилищах сокровищ можно обрести все для подкрепления (доказательства). (Места) же бывают двух видов: внутренние и внешние.
9. Вопрос:Каковы суть внутренние места?
Ответ: Внутренние места (касаются) внутреннего (содержания) самой вещи или находятся внутри рассуждения, составляемого о ней. Числом же их - 16:
1) описание,
2) разделение частей,
3) сказ об имени,
4) сопряжение,
5) род,
6) вид,
7) подобие,
8) неподобие,
9) противоположение,
10) привязуемые,
11) предидущие,
12) последующие,
13) невместимые,
14) причина,
15) действие причины,
16) сравнение большего с меньшим и меньшего с большим, подобного с подобным.
(* Таковы внутренние места).
10. Вопрос:Каковы внешние места?
Ответ: Внешние места - двух видов: свидетельства слова и образы дела.
11. Вопрос: Каковы свидетельства слова?
Ответ: Свидетельства слова суть писания Ветхого и Нового Завета, правила церковных соборов, сочинения святых отцов, изречения мудрых и почитаемых мужей. Также - доводы живых свидетелей и прочее.
12. Вопрос: Что такое образы дела?
Ответ: Образы дела суть все добрые или злые деяния древних мужей, о чем написаны многие повести в Ветхом Завете, в книгах Бытия, Исхода, Чисел, Второзакония, книгах Судейских, Царств, Есфиры, Юдифи, Иова, Маккавейских, в Новой благодати - евангельские повести и Деяния апостолов. Также - исторические книги, содержащие жития святых или описания древних войн внешними повествователями.
13. Вопрос: Скажи кратко о каждом отдельном внутреннем месте, а о внешних местах, поскольку ясны, не требую объяснения.
Ответ: И о внутренних рассуждать нетрудно. Потому скажу кратко, насколько необходимо к их познанию. Всякая вещь, одушевленная или неодушевленная, имеет в себе некие свойства: одни - согласные, другие - противоположные, словно друзей и врагов. От родства (* дружества) или от согласных свойств вещи происходят (следующие места): описание самой ее (вещи) природы; части, из которых (вещь) слагается; сопряженные или связанные с нею по имени и по природе; род, в котором содержится; вид, который является частью рода; свойство (?), случай (?); причина, от которой происходят дела и плоды (результаты); связанные (обстоятельства), которые сходятся с ними, следуют им или предстоят - и таковы суть место, время, образ, подобие (* пособие), деяния - предидущие, одновременные и последующие; к тому же - равные и подобные. Все эти (места) представляют некую природу вещей и без них ни одна вещь не бывает.
14. Вопрос:Какие места изобретаются от противного?
Ответ: Все те места, в которых содержится некое разногласие или противоположность вещи, например, неравные, неподобные, противоречащие и прочие различия, которыми вещь от других отличается: - или в естестве, как человек от зверя; или в качестве, как сообразительный от медлительного; или в случае, как богатый от нищего и прочее. Всего рассмотренного таким образом достаточно, чтобы познать и понять.
15. Вопрос: Скажи теперь, каким образом должен изобретать доводы в каждом месте для укрепления (доказательства) предложенного слова?
Ответ: Вот что необходимо знать более всего для совершенного уразумения. Знай первое: что во всяком предложении (* предложение же есть всякая речь с законченным смыслом) имеются две основные части - подлог (подлежащее, субъект) и прилог (сказуемое, предикат).
Подлог (* предлог) есть сама вещь, о которой говорится слово (речь), прилог же есть другая вещь, которая к первой словом прилагается и бывает либо согласная, соединяющаяся с первой, либо - противоположной, отделяющейся от нее. Например, предложение "Христос есть истинный Бог" имеет подлог "Христос", ибо это то, о чем говорит предложение, "истинный же Бог" есть прилог, ибо это прилагается словом ко Христу. Причем, прилагается соединением, ибо согласно. В другом же предложении "Слово Божие не есть творение" "Слово Божие" есть подлог, "творение" же - прилог, но поскольку сей прилог несогласован сему подлогу, он приложился не через соединение, а через прекословие и потому не есть истинный прилог.
16. Вопрос: Это понятно мне, но для чего полезно?
Ответ: Познав это, сможешь очень легко изобретать многие доводы, подкрепляющие твое предложение (тему речи?) как во внутренних, так и во внешних местах.
17. Вопрос: Что же должен делать?
Ответ: Иди последовательно через все места, в которых содержатся все родство и противоположность подлога и прилога. И не смущайся, если какое место из числа согласных подлога согласуется с прилогом или из согласных прилога согласовано с подлогом, либо же не согласуется и противится. Ибо если какое из согласных мест прилога согласуется с подлогом, то и сам прилог не согласован с подлогом. Таким образом укрепишь свою речь.
18. Вопрос: Поясни это примером.
Ответ: Примером и показом того пусть будет предложение (тема) выше сказанного слова, которое начинаем здесь слагать. Предложение же было "Еретики достойны проклятия". В этом предложении подлог - "еретики", ибо о них слово. Прилог же - "достойны проклятия". Начнем рассуждать с мест согласия с подлогом. Пойдем к первому месту, которое является описанием (определением) природы вещи (предмета). Смотри, что может быть определением ереси. Святой апостол в своем послании так описывает еретиков: они - в любви осквернители...; без боязни себя пасущие; безводные облака, ветром гонимые, осенние бесплодные дерева, дважды умершие и без корней; свирепые волны моря, вспенивающие свой стыд; звезды прельщающие, которыми мрак тьмы блюдется.
Это описание ереси подходит и к прилогу, то есть "достоинству проклятия", ибо очевидно, что и прилог вместо подлога (здесь) возможен. Потому скажи так: осквернители в любви, без боязни себя пасущие, облака безводные и прочее достойны проклятия. Но таковы еретики. Потому они проклятия достойны.
Итак, если двое согласуются с третьим, то они согласуются и между собой. Ибо когда хотим измерить два столба - равны или не раны, примеряем жезл (сначала) до одного, потом - до другого. И если оба столба равны тому жезлу, то очевидно, что равны и между собою.
Вот уже имеем один довод для нашего предложения, изобретенный от определения вещи.
19. Вопрос:Переходи к другим местам.
Ответ: Доводы собираются отовсюду одинаковым образом, однако хочу удовлетворить твоему желанию. Раздели ересь на части. [Б2 - 2-е место внутреннее] Знай, что много частей (в каждой вещи) и видишь, что также есть и здесь: иная ересь - арианская, иная - несторианская, иная - макидониева, иная - аригенова, иная - евтихиева, аполинариева, савелиева, лютеранская, калвинская, армянская и прочие.
20. Вопрос: Истолкуй еще имя. [3-е место внутреннее]
Ответ: Слово ересь происходит от греческого "самомненное избрание", когда кто-либо так любит свое мнение, что превозносит и оценивает оное выше самой предвечной и откровенной истины от Бога. В этом он подобен гордому дьяволу или ангелу, который восхотел быть равным Вышнему.
21. [4-е место внутреннее] Вопрос:В каком роде содержится ересь?
Ответ: Во лжи.
22. [5-е место внутреннее] Вопрос: В каком виде лжи?
Ответ: В том, который противопоставлен собственной совести и самому Святому Духу: о чем Христос сказал: вы присно противитесь Святому Духу.
23. [6-е внутреннее место] Вопрос: Перейти к подобию. Какое подобие дашь еретикам?
Ответ: Подобны волкам, как и сам Христос их называет.
24. [16-е внутреннее место] Вопрос: Перейди к сравнению.
Ответ: Сравни ересь с другими грехами и найдешь ее мерзкой больше всех грехов пред Богом.
25. [7-е место внутреннее] Вопрос:Испытай к тому противность. Какие блага не могут сочетаться с ересью?
Ответ: Не сочетаются ни мир и тишина, ни любовь, ни благодать Божия, ни, конечно, вечная жизнь. И кроме того, насколько любезно Богу одно из противоположных, настолько мерзко другое. Узнав, сколь любезно и приятно Богу истинное благочестие, ибо называет православную церковь святой возлюбленной невестой, отрадно узнать, сколь мерзко Ему злочестие.
26. [8-е место внутреннее] Ответ: Также следует рассмотреть и все привязуемые (присоединяемые места): место, время, пособие, образ, деяния, знамения и прочее [** кто, что, где, когда, почему, как]. И тогда обретешь (описание) ереси: помрачающую день спасения и благоприятное время [время], оскверняющую святые места [место], проповедующую свое учение [чем] пособием дьявола и орудием его силы названную в "Откровении" Иоанна и у Даниила устрашением для многих лиц и тому подобное.
27. Вопрос: Испытай к тому же и вину (причину): от кого и от какого корня (рода) происходят еретики?
Ответ: Сам дьявол, отец лжи, рождает еретиков. По словам Господа, вы от отца вашего дьявола происходите и суть плевелы - это образ, - всеянные среди пшеницы от врага человека еретическим мудрствованием. Знай это более всего и всегда храни в доброй памяти как преизобильные места всех укреплений и неисчерпаемые источники.
Они бывают двух видов: первые - привязываемые, о которых уже сказали; вторые - плоды, или исчадия, как бы рождаемые от каждой причины. Часто с помощью одного из этих мест все укрепление (доказательство) в слове создается без всякого труда. Например, поищем, какие плоды рождает ересь и смотри, сколь много их рождает:
[** От рождения: что рождает ересь] Во-первых, повреждает церковь, разграбляет люто овец христовых - и не столько злым и свирепым гонением идолослужителей, сколько умаляется ересью собрание правоверных. И не так повреждаются во время церковной смуты тела человеческие, как души. О том много необходимо говорить в доказательстве.
Как свидетельствовал древний учитель Августин, за короткое время целый мир не почувствовал, как едва ли не весь совратился в арианство. И тогда один только Афанасий Великий был повсюду гоним. Во времена же святого Василия Великого, как свидетельствует его родной брат Григорий Нисский, все население Каппадокии, неповрежденной прежде, повредилось ересями.
И таков первый плод ереси: вред ядовитый и распространяющийся, будто от укуса ехидны происходящий.
[** От общения - что бывает] Второе, что рождает ересь: от самого общения с еретиками соблазн вкореняется в сердца человеческие, и крепость благочестия истребляется. Во многих же и едва ли не во всех входит великое сомнение о вере и истинном учении, (ибо) не знают, где есть истина, и латины ли, лютеране ли или мы, православные, правильно веруем.
(Итак) ересь родит эти два злых плода: первый - уменьшившейся крепости благочестия в людях, как и число благочестивых уменьшается, ибо таковые во время гонения отпадают; второй - другие, имея сомнение в вере, не могут получить спасение. Как свидетельствует святой апостол Иаков в главе первой, сомневающийся подобен волнению морскому, возметаемому и разметаемому ветром - и не знает этот человек, что примет от Бога: двоедушный муж неисправен во всех путях своих.
Третий плод (* исчадие) ереси: новые ереси рождаются, ибо от злого корня ничто доброе не может родиться. Так, от евтихиевой зломудрствующей ереси, будто во Христе одно естество, родилась единовольная ересь, блядословящая, будто во Христе есть только одна воля, и оттого легко происходит и третий блуд (заблуждение): говорить, что если во Христе одна воля и естество, то и Бог (только) страдал (но не человек?). Таким образом Петр Кнафей (?) хулил со беззаконным своим полчищем.
Если же кто-то не принял бы учения Кнафея, то держался бы ереси Евтихия и был бы вынужден изблевать иную хулу, например, будто бы Христос никак за нас не пострадал. Сказав это, дабы не явно противоречить евангельской повести о страстях Христовых, нужно было бы лгать, будто или Христос воспринял неистинное тело, по мудрствованию Маркиана, или иной киринейский человек взял нести у него крест и мучен был вместо Христа, как и ныне буесловят магометане.
Так видим, как от единой ереси многие происходят.
Четвертое исчадие ереси (** неправое толкование писания): ересь есть изменять неправым толкованием слова Святого Писания Господа, которые крепче тверди небесной: небо, сказал, и земля идут мимо, слова же мои не идут мимо - и влечь (эти слова) от вечного и свойственного смысла в некое помраченное и выдуманное мнение, лишь бы не было противно новому изобретенному учению.
Пятое (исчадие ереси) (** низлагают Божественные писания): Еретики дерзают не только затемнять (Святое Писание) лживой речью, но и ниспровергать или дополнять соборы отеческие и сами книги Божественного Писания. За это и монотелиты были осуждены на 6-м соборе. Знавший это святой священномученик Лукиан исправлял книги Ветхого Завета. И на это более всего дерзали нынешние западные супротивники, вложившие в Символ веры невмещаемое дополнение и возлагающие это заблуждение на седьмой вселенский собор. (Они же) растлили многие книги святых отцов, не храня заповеди, изреченные Святым Духом: да не прейдеши предел, который отцы твои положили.
Шестое (исчадие ереси) (** подлогом называют Святые Писания): если не могут явно высказать ложь и разбить обвинения против себя в Священном Писании, отвергают без всякого стыда число правильных книг, подвергая (сомнению) изречения Святого Духа. Так: лютеране и кальвинисты не приемлют книг маккавейских и послания апостола Иакова, римляне - канон апостольского собора, отрицают запретный субботний пост, хулят и некоторые каноны 4-го собора в Халкидоне и все постановления собора в Трулле, ибо во всех постановлениях находят противное своему учению.
Седьмое (исчадие ереси) (** от того лишаются благодати): еретики творят самим себе не иной плод, как только погибельный, ибо лишаются благодати Божией, без которой невозможно творить добрые дела, Ибо как могут ходящие во тьме делать дела света? Хотя некие и мнят чувствующими и живущими благочинно, но мнимые их добродетели - не добродетели, а лицемерные позорища, подобные лесу, стенам и поваленным гробам.
Восьмой плод ереси (** еретики спасения не могут получить, хотя и муки терпят) есть вечная их самих погибель. Ибо даже если бы и старались нелицемерно и со многим трудом о своем спасении, отнюдь обрести его не могут. По слову апостольскому, без веры невозможно угодить Богу - и то лишь истинно, чего без сомнения подобает держаться, ибо даже сами мученики, хотя бы и страдали много, но, ересью поврежденны, не могут спастись. Хотя кто и пострадает, - говорит апостол, - но не венчается, если будет мучен незаконно.
Итак, видишь, сколь изобильно место деяний и плодов, происходящих от какой-либо вещи. И таким (способом) от всех внутренних мест изобретаются доводы.
28. Вопрос:Скажи еще, каким образом от внешних мест избирать разные способы подкрепления.
Ответ: Нет иного способа находить доводы как от внутренних мест, так и от внешних. Ибо всегда должен по прежде сказанному учению найти подлог (о чем говорим) и к нему в местах подыскивать свойственное и приличное и рассуждать так, что если подлогу согласно, то и прилогу прилично. Ибо так безбедно можно изобрести хвалебное и хулительное подкрепление.
29. Вопрос: Покажи теперь особо, как теперь от каких-либо внешних мест изобретешь (* изобретать) приличествующие аргументы и доводы к нашему предложенному слову.
Ответ: Можно изобрести многие доводы от свидетельства слова, а именно: читая Евангелие и апостольские послания, откровение Иоанна, правила соборов, премудрые беседы на еретиков святых отцов и учителей, (как) Афанасия Великого на ариан, евномиан, аполинаристов, Василия Великого на Евналия, Кирилла Александрийского на Нестория, Дамаскина на иконоборцев и прочие.
Вкратце, (например): не достойны ли анафеме те, кто не боятся запрета Христа, рекшего: не собирающий со мною расточает, и кто не со мною, тот против меня.
Также от них (свидетельств) апостол заповедал: отвращайся человека еретика по первому и второму наказу (?); или Иоанн Святой во 2-м послании: если кто приходит к вам и не несет (в себе) этого учения, не приемлите его в дом и не говорите ему: "радоватися" (приветствие). И к ним же (относятся) столь многие соборы (и то, что еретики) отвергались от общения с благочестивыми людьми.
От образа же дел также соберешь многие аргументы и доводы, если, например, будешь читать церковных историков, каковы Евсевий, Памфил, Созомен, Сократ, Феодорит, Евагрий, Никифор, Ксанфопул, Никита Хониат, Кедрин, Зонара и прочие. Но не всех, кого собрать можно, следует вставлять в слово, ибо в таком случае слово было бы безмерное и неудобное для проповеди. Подобает выбирать для рассуждения только некоторые повествования, например, Антоний Великий в "Откровении", видя алтари Божие, разграбляемые свирепыми вепрями, считал это знамением наступающей арианской ереси. (Или) святому Петру, патриарху александрийскому, Христос явился в разодранной Арием одежде.
Таких повестей много найдешь в книге святого Софрония "Лимонарь" или "Цветник". К этому же месту хорошо знать, как родилась, как воздвигла брань на Божию церковь, каких мучеников и проповедников погубила и прочее.
30. Вопрос: Собрав так все доводы, что еще следует творить?
Ответ: Расположить собранное по порядку, и тогда перейдешь ко 2-й части риторики, то есть расположению. Однако еще не все сказали, что должно знать в этой части.
31. Вопрос: Чего же еще недостает?
Ответ: Упомянул прежде о двух видах оснований, на которых доводы изобретения утверждаются, то есть о простых основаниях и умножениях.
32. Вопрос: Скажи и о тех, и о других, чтобы не оставить ничего незавершенным.
Ответ: Простые основания ничем в своем сложении не различаются, но только тем, как (конкретными) средствами утверждают предложение и доводы. Доводы же изобретаются одинаковым образом во внутренних и внешних местах.
33. Вопрос: Есть ли особые правила для умножения (распространения)?
Ответ: Да, есть, и очень необходимое, ибо тот же довод, удачно распространенный, будет крепче (лучше) доказан. Прежде всего знай, что хотя от других мест умножение (распространение) также можно изобрести, но два места наиболее угодны ему: это - сравнение и привязуемые (обстоятельства).
34. Вопрос:Как от сравнения творится умножение (распространение)?
Ответ: Если назову некую вещь подобной или равной другой великой вещи, то через это и первую великой покажу. Желая таким образом умножить (распространить) некий довод, найти другую вещь, которая мнится быть велика или подобна, о чем и в твоем доводе следует говорить. И постарайся показать твой довод или равным той вещи или много больше ее.
Например, святой Иоанн Златоуст, желая показать, коль велико и невозможно постижение несозданного естества разумом, приводит в сравнение святого Павла, который, не будучи в силах выразить глубину судеб Божиих, изумлялся, ибо очевидно было, коль велика вещь, столь изумившая святого Павла. Святой же Иоанн Златоуст показывает далее самое непостижимое естество Божие, и утверждает это через то, что все, чем был подвигнут к изумлению святой Павел, было только очень малой частицей естества Божия. (частицей же называет, по нашему немощному рассуждению, но в естестве Божием нет части).
И (Златоуст) так говорит в Слове 1-м о непостижном:
Павел, беседуя не о существе, а о премудрости, которая действует в Божием промысле - не во всеродном промысле, которым устраиваются ангелы, архангелы и вышние силы, - а о той части промысла, которая способствует жителям земли, и ещё не всю ту часть или частицу использует ("испытывает"):
Ею солнце восходит, ею души бывают вдохновлены, ею тела изображаются, ею смертные питаются, ею весь мир содержится. Но все это - мимо идущее, - и далее рассуждая о некоей части Божия промысла - Это же ею презрел иудеев, народы же избрал. И смотря на ту часть как на безмерное море и бездонную глубину, (Павел) смущается, недоумевает и отходит, и вместе возглашает великим гласом: "О, глубина богатства, премудрости и разума Божия, ибо неиспытанны судьбы и неисследованны пути Его!" (Когда) слышишь, что пути Его неисследованны, (тем самым) говоришь, что и сам Он непостижим.
35. Вопрос: Как от привязуемых (обстоятельств) возрастает умножение (распространение)?
Ответ: Это место, как и прежде сказали, преизобильно для умножения. Ибо рассмотри все привязуемые: место, время и прочее, каждое из этих мест испытай (испробуй) с осторожностью, способны ли они придать удивления и величия вещи. Собрав все это, приложи к слову, которое тебе надо умножить. Таким способом Златоуст часто умножал свои предложения, например, умножил скорбь Иакова по погубленном Иосифе, как ты видел во 2-й беседе. Таким способом и ты можешь умножить вышеупомянутый довод на ненависть к еретикам (если, сказал, кто приходит к вам и не приносит сего учения, не принимайте его в дом и не говорите радуйся): Рассуди лицо, (то есть) кто советует так - Иоанн велегласный, проповедник любви, который в Евангелии и своих посланиях многократно поучает о любви к ближнему (Любящий, говорит, любит и Бога, и брата своего. Если же кто скажет: люблю Бога, а брата ненавидит, то это - ложь и прочее.
И в учении ("представлении") своем ни о чем так не увещевал своих учеников, как о любви к ближнему. Если же такой любящий (человек) и сеятель любви провозглашает такую ненависть против еретиков, что не велит ни приветствовать их, ни в дом принимать, но имеет великую злобу, то вечного проклятия достойна ересь богомерзкая.)
Здесь ясно видишь, как распространилась злоба Иоанна на еретиков и ненависть к ним только от привязаемого (места), то есть рассуждением от лица.
36. Вопрос: Достаточно и угодно мне (сказанное), но хотел бы хорошо иметь в памяти все места привязываемые и препинаемые, чтобы можно было представлять их без труда , как перед очами, и таким образом удобнее избирать.
Ответ: Тогда изучи и водрузи хорошо в памяти два этих стиха: 1) лицо, 2) вещь, 3) время, 4) место, 5) образ, 6) причина, 7) дело. Эти места необходимы для умножения (распространения).
37. Вопрос: Что заключает каждое из этих слов?
Ответ: 1) Лицо означает того, кто делает нечто, как рассуждали о лице святого Иоанна, выясняя, кто дает такой совет о ненависти к еретикам - это Иоанн, любви проповедник и прочее; 2) Вещь означает сам предмет, о котором рассуждение творится; 3) Время подсказывает рассуждение о времени, в которое нечто творится; 4) Место - на каком месте (нечто делается), ибо иногда время и место дают величие (описанию), например: Славнейшая победа - победить врагов на месте пространном, не имея пространного места для самого себя; (или) Большая милостыня - питать нищих в пути и во время глада, нежели в дому во время изобилия; 5) Образ велит подумать, каким образом нечто сделано, каким орудием, чьим пособием, разумно или нет и прочее; 6) Вина - ради какой причины или намерения, какой цели, славы или пользы и прочее; 7) Дело означает существо деяния, (сделанного) умом, руками, (каким) трудом (тяжкого?), совершенного правильно и прочее.
38. Вопрос: Вижу, что совершенно сказал обо всем изображении доводов. Поведай к сказанному и о расположении: как и каким образом столь многие изобретенные вещи чинно (по порядку) и без всякого ненужного смешения обретут подходящее им место в слове.
Ответ: Поскольку желанием твоим сотворить сие не пренебрегу, но уже долго беседовали и преклонился день - время закончить ныне, утром же при восходящем солнце время будет более подходящее начать беседу и о прочих риторических правилах
Беседа 4-я О расположении и выражении.
Часть 1-я. О расположении.
1. Вопрос:Желая беседовать о расположении, скажи прежде всего, нужна ли эта часть для (составления) слова или иногда ее можно опустить?
Ответ: Нужна настолько, что, отставив эту часть, изобретенное доказательство потеряет всю свою силу. Как войско без порядка и доброго устроения бывает некрепко, хотя бы и сильных мужей имело. Но знай, что расположение требует более рассуждения, чем быстроумия, ибо быстроумием доводы изобретаются, разумным же промыслом (умственным размышлением) - располагаются.
2. Вопрос:Эта часть требует много больших правил, нежели изобретение, ибо быстроумие, как природная сила, может возлететь куда хо...

ВНИМАНИЕ!
Текст просматриваемого вами реферата (доклада, курсовой) урезан на треть (33%)!

Чтобы просматривать этот и другие рефераты полностью, авторизуйтесь  на сайте:

Ваш id: Пароль:

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
Простая ссылка на эту работу:
Ссылка для размещения на форуме:
HTML-гиперссылка:



Добавлено: 2018.01.13
Просмотров: 18

При использовании материалов сайта, активная ссылка на AREA7.RU обязательная!