Главная / Рефераты / Рефераты по уголовному праву

Реферат: Уголовная ответственность и состав преступления


"Уголовная ответственность и состав преступления"
Содержание
Введение 3
1. Уголовная ответственность как разновидность юридической ответственности.
5
2. Основания уголовной ответственности. 14
3. Состав преступления и его значение. 19
4. Виды составов преступлений 24
5. Состав преступления и квалификация преступления 25
Заключение. 29
Использованная литература 30
Введение
Уголовное право России формирует понятие преступления, взяв за основу его определения материальный признак. Указание на то, что преступление есть не просто деяние запрещенное законом, а действие или бездействие по своему содержанию опасное для интересов общества, для общественных отношений.
Важнейшим признаком преступления Российское уголовное право считает материальный признак. Его (преступления) общественная опасность - такое понятие преступления называется материальным понятием. Развернутое материальное понятие преступления дается в статье 7 УК РСФСР и в ст.14 проекта УК РФ. "Преступлением признается виновно-совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания." Опираясь на законодательное определение понятия преступления наука уголовного права устанавливает, что любые преступления характеризуются совокупностью ряда обязательных признаков. Такими признаками являются:
1.Общественная опасность;
2.Уголовная противоправность;
3.Виновность;
4.Наказуемость деяния.
1.Общественная опасность деяния - это материальный признак преступления. Общественная опасность означает, что деяние вредоносно для общества, т.е. общественная опасность состоит в том, что деяние причиняет или создает угрозу причинения существенного вреда общественным отношениям.
Примерный перечень общественных отношений которым наносят вред преступления содержит ст.7 УК РСФСР и ст.2 проекта УК РФ. Уголовный закон защищает от преступных посягательств на безопасность личности, общества и государства.
Общественная опасность деяния различается по характеру и степени. Характер общественной опасности определяет качественное своеобразие преступления.
Характер зависит от содержания общественных отношений на которые посягает преступление и от содержания вредных последствий (материальных, физических, морального вреда). Степень общественной опасности- это количественное выражение опасности деяния. Она определяется сравнительной ценностью объектов посягательства, величиной причиненных ущербов, степенью вины
(умышленной, предумышленной, умышленно-внезапной, умышленно- аффектированной, неосторожной и т.д.), степенью низменности мотивов и целей преступления, сравнительной опасностью в зависимости от специфики места и времени его совершения.
2.Уголовная противоправность-это общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом в качестве преступления. Деяние объявляется преступным и наказуемым по велению уголовного закона. Уголовная противоправность состоит в запрещенности преступления соответствующего уголовно правовой норме под угрозой применения к виновному уголовного наказания. Уголовная противоправность деяния является юридическим выражением его общественной опасности. "Nullum crimen sine legis"-"Нет преступления без указания на то в законе". Российское уголовное право опровергает аналогию уголовного закона. Уголовный закон-это нормативно- правовой акт высших органов государственной власти, устанавливающий общие принципы уголовной ответственности, а также отдельные виды преступлений и те меры наказания, которые принимаются к лицам совершившим эти преступления. Аналогия означает применение сходного закона.
3.Виновность лица, совершившего общественно опасное и уголовно противоправное деяние.
Вина-это отношение психики лица к совершаемому им общественно опасному деянию (к действию или бездействию) и его последствиям в форме умысла или неосторожности. Виновным в совершении преступления может быть признано только лицо способное, как по своему возрасту, так и психическому состоянию, правильно оценивать совершаемые им действия, отдавать в них себе отчет и руководить их совершением. Поэтому не могут рассматриваться в качестве преступления действия малолетних, а также общественно опасные поступки невменяемых.
4.Четвертый неотъемлемый специфический признак преступления это его наказуемость. Наказание-это необходимое правовое последствие преступления.
Наказуемость выражается в угрозе возможного применения наказания за деяния предусмотренные уголовным законом. Преступление-это общественно опасное, уголовно наказуемое, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие),совершенное лицом вменяемым и достигшим определенного возраста. В части 2 ст.7 УК РСФСР и части 2 ст.14 проекта РФ говорится, что не является преступлением действие (бездействие) хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК ,но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Закон cформулировал два критерия при которых cовершаемое деяние не может быть признано преcтуплением.
1.Формально еcть признаки деяния, предуcмотренные Уголовным законом
(формальное оcнование).
2.Hо в cилу малозначительноcти оно не предcтавляет общеcтвенной опаcноcти (материальное оcнование). Деяние cчитаетcя малозначительным лишь при уcловии, еcли при его умышленном cовершении умыcел виновного был направлен на cовершение именно малозначительного деяния.
1. Уголовная ответственность как разновидность юридической ответственности.
Уголовная ответственность является разновидностью юридической ответственности (наряду с гражданско-правовой, административной, дисциплинарной и т. д.). В теории уголовного права понятие уголовной ответственности является дискуссионным. При этом можно выделить три основные позиции. Во-первых, уголовная ответственность понимается как обязанность лица, совершившего преступное деяние, отвечать за содеянное в соответствии с уголовным законом. Во-вторых, под уголовной ответственностью понимается фактическая реализация указанной обязанности, т.е., в конечном счете, реализация санкции уголовно-правовой нормы. В-третьих, в последние годы уголовная ответственность стала рассматриваться в позитивном плане
(так называемая позитивная уголовная ответственность) как ответственность, лежащая в основе правомерного поведения и выражающаяся в осознании индивидом своей обязанности не совершать запрещенное уголовным законом преступное деяние.[1]
Сразу же отметим, что каждый из указанных подходов к определению понятия уголовной ответственности вполне имеет право на существование, т. к. по-своему отражает присущие сложному феномену уголовной ответственности особенности ее содержания. Важно лишь правильно определить целевую направленность таких подходов и сферу их практического приложения.
В философской литературе понятие ответственности рассматривается в двух аспектах: ретроспективном (ответственность за прошлое) и активном
(ответственность за будущее). С ответственностью во втором плане обычно имеет дело этика, мораль. В этом смысле, например, идет речь об ответственности родителей перед обществом за будущее детей, за их воспитание. И в этом смысле ответственность понимается как внутренний регулятор поведения человека, сливающийся с его долгом, обязанностью. И один из названных подходов к определению уголовной ответственности исходит из этической направленности ответственности вообще.
Специфика же юридической ответственности, в том числе и уголовной, больше связана с мерами государственного принуждения, применяемыми к правонарушителю. И в этом смысле уголовная ответственность как раз и выражается в тех мерах уголовно-правового принуждения, которые применяются к лицу, совершившему преступление. В принципе, нет серьезного противоречия между пониманием уголовной ответственности как обязанности лица подвергнуться принудительным мерам уголовно-правового характера за совершенное преступление и пониманием ее как фактического применения этих мер. Дело в том, что и первая точка зрения не ограничивается лишь констатацией определения ответственности как обязанности, а переводит эту проблему в практическую плоскость, рассматривая реализацию уголовной ответственности. Понимание же этой реализации вполне совпадает с пониманием уголовной ответственности как государственно-принудительных мер уголовно- правового характера, применяемых к лицу, совершившему запрещенное уголовным законом преступное деяние.
Среди принудительных мер уголовно-правового характера главное место снимает, конечно же, наказание, которое и составляет основное содержание уголовной ответственности. Однако уголовная ответственность и наказание - не совпадающие понятия. Это вытекает в первую очередь из ст. 3 УК:
«Уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления...» Из этой законодательной формулировки видно, что понятие уголовной ответственности шире понятия наказания, хотя и включает его в себя.
Принципиальное различие между этими понятиями проводится и в ст. 50 УК.
Так, в соответствии с ч. 1 ст. 50 лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности, а в соответствии с ч. 2 этой же статьи лицо, совершившее преступление может быть освобождено от наказания.
В соответствии с этим уголовная ответственность возможна как с применением наказания, так и без применения. Согласно этому и сама уголовная ответственность подразделяется на два вида: без назначения наказания и с назначением наказания. В первом случае уголовная ответственность исчерпывается фактом осуждения лица (в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством суд в этих случаях постановляет обвинительный приговор без назначения наказания). Во втором случае содержанием уголовной ответственности лица является не только осуждение лица, но и применение к нему наказания (в том числе в некоторых случаях сюда входят и определенные уголовно-правовые последствия отбывания наказания, связанные, например, с институтом судимости).
Важное место в реализации уголовной ответственности занимают меры уголовно-процессуального принуждения, в первую очередь меры пресечения, применяемые к подозреваемому и обвиняемому (арест, подписка о невыезде и др.). Эти меры применяются при наличии достаточных оснований считать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу или будет продолжать заниматься преступной деятельностью. Смысл применения этих мер заключается также в обеспечении исполнения будущего обвинительного приговора (ст. 89
УПК РСФСР). Эти меры принуждения носят процессуальный характер, однако они могут стать составной частью уголовной ответственности в материально- правовом смысле. В соответствии со ст. 47 УК предварительное заключение
(арест) засчитывается судом в срок наказания при осуждении лица к лишению свободы или направлению в дисциплинарный батальон из расчета день за день, а при осуждении к исправительным работам - из расчета день ареста за три дня исправительных работ.
Таким образом, когда вина обвиняемого будет подтверждена обвинительным приговором, примененные к нему меры процессуального принуждения превращаются в составную часть уголовной ответственности.
Юридическая ответственность возникает вследствие совершения правонарушения, т. е. в результате возникновения охранительных правоотношений (в основе которых лежит нарушение нормы права, противоправное поведение). Точно так же и уголовная ответственность есть следствие возникновения охранительных уголовно-правовых отношений в их традиционном понимании. В связи с этим понятие уголовной ответственности может быть раскрыто только в связи с содержанием охранительных уголовно- правовых отношений.
Известно, что право предназначено для воздействия на волевое поведение людей, а предметом правового регулирования являются общественные отношения.
В науке общей теории права правовые отношения независимо от их отраслевой принадлежности обычно исследуются на двух основных уровнях: отношения, возникшие в результате правомерного поведения (регулятивные правоотношения) и отношения, возникшие в результате неправомерного поведения (охранительные правоотношения). Специфика же в этом плане уголовного права такова, что преступление (определяемое, как отмечалось, только уголовным законом) порождает комплекс правоотношений: уголовно-правовых, уголовно- исполнительных (исправительно-трудовых) и уголовно-процессуальных.[2] Эти отношения тесно связаны между собой, и, чтобы очертить охранительные уголовно-правовые отношения как предмет уголовно-правового регулирования, необходимо определить следующие элементы, относящиеся к каждому из трех указанных правоотношений: а) юридические факты, в связи с которыми возникает соответствующее правоотношение; б) субъекты правоотношения; в) время возникновения и прекращения правоотношения; г) содержание прав и обязанностей субъектов правоотношения.
Только сопоставив названные компоненты уголовно-правовых отношений, аналогичные признакам уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного правоотношений, мы сможем определить предмет именно уголовно-правового регулирования.
Правоотношение всегда возникает в связи с юридическим фактом. Для охранительного уголовно-правового отношения таким фактом является совершение лицом преступления. Это положение оспаривается некоторыми криминалистами. При этом одни авторы начало уголовно-правового отношения связывают с возбуждением уголовного дела, другие видят его в привлечении лица в качестве обвиняемого, третьи считают, что уголовно-правовые отношения возникают лишь с момента вынесения обвинительного приговора (либо вступления его в законную силу).
Заметим, что установление органом дознания, следователем или судом признаков преступления еще не предрешает окончательного выяснения вопроса о реальности совершения преступления. Последнее как существование юридического факта вообще неправильно сводить к установлению признаков преступления кем-либо, в том числе следователем, прокурором или судом.
Известно, что на практике ошибки хотя и нежелательны, но возможны и в стадиях судебного разбирательства и вынесения приговора. Ошибочно вынесенный приговор, как обвинительный, так и оправдательный, не может
«отменить» реально совершенного преступления или, наоборот, сделать его реальностью. Поэтому последнее не связано с фактом обнаружения его признаков органами предварительного расследования или вынесения судом обвинительного приговора. Если преступление совершено, но органы дознания или предварительного следствия не обнаружили его, уголовно-правовые отношения существуют, так как совершение преступления и есть объективная реальность, которая должна быть познана и установлена следствием и судом, - т.е. тот юридический факт, который порождает обязанность конкретного лица ответить за совершенное преступление перед государством в соответствии с санкцией нарушенной им уголовно-правовой нормы. М.С. Строгович справедливо отмечал, что «приговор суда не делает человека преступником, а признает преступником того, кто уже есть преступник, кто стал им в момент совершения преступления (если, разумеется, обвинительный приговор вынесен правильно)».
Для возникновения охранительного уголовно-правового отношения достаточно нарушения лицом запрета, содержащегося в уголовно-правовой норме, т.е. совершения преступления. Такое событие никак нельзя отнести лишь к изменению правосубъективности виновного или органов предварительного следствия и суда по отношению к виновному. Именно с момента совершения преступного деяния возникает и обязанность лица, его совершившего, претерпеть те неблагоприятные последствия, которые уголовный закон связывает с преступлением, и право суда и следственных органов принудить преступника к исполнению этой обязанности. Таким образом, налицо как субъекты правоотношения, так и их субъективные права и юридические обязанности, т.е. налицо уголовно-правовые отношения.
Решение вопроса об определении времени возникновения охранительного уголовно-правового отношения усложнилось в теории в связи с тем, что в 1981 г. в ст. 3 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, а в 1982 г. и в ст. 3 УК РСФСР было записано: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом» (эта формулировка воспроизводила текст ст. 160 Конституции СССР 1977 г.).
В настоящее время это справедливое положение (несколько в другой редакции) фактически вошло в текст новой Конституции РФ (ст. 49). Означает ли это, что с тех пор событие преступления уже нельзя считать юридическим фактом, порождающим уголовно-правовое отношение? Думается, что на этот вопрос следует ответить отрицательно, хотя и с определенными оговорками.
Как уже было отмечено, содержанием уголовно-правовых охранительных отношений является отношение их субъектов по поводу их субъективных прав и юридических обязанностей. В связи с этим уместно задать вопрос: неужели и в свете указанной нормы (ч. 2 ст. 3 УК) событие преступления не порождает еще прав и обязанностей субъектов, вытекающих из уголовно-правовых норм? Если исходить из отрицательного ответа, то на каком основании государство (в лице его правоохранительных органов) осуществляет уголовное преследование лица, совершившего преступление, до признания его преступником по обвинительному приговору суда? В таком случае получается, что уголовное преследование до обвинительного приговора лишается уголовно-правового
(материального) обоснования, а это никак не может быть признано правильным.
Уголовное преследование без связи с уголовно-правовыми нормами превращается в незаконное, т. к. определение преступного и наказуемого деяния возможно только в уголовном законе. Поэтому напрашивается следующий вывод: охранительное уголовно-правовое отношение начинается с совершения преступления как юридического факта, однако права и обязанности его субъектов реализуются с момента признания лица виновным в совершении преступления и назначения ему наказания. Такой вывод не противоречит и ст.
49 Конституции РФ.
Если началом охранительного уголовно-правового отношения является само событие преступления, то юридическим фактом, порождающим уголовно- процессуальные отношения, должны быть признаны процессуальные действия следователя, прокурора, суда, направленные на установление лица, совершившего преступление. Юридическим фактом, с которым связывается возникновение уголовно-исполнительных правоотношений, следует считать вынесение судом обвинительного приговора.
Прекращаются правоотношения при полном осуществлении прав и обязанностей субъектов. Обязанность лица, совершившего преступление, не ограничивается обязанностью подвергнуться наказанию, а включает в себя обязанность понести и другие неблагоприятные последствия совершения им преступления, предусмотренные нормами уголовного права. Уголовно-правовые отношения могут, например, существовать в связи с особым (судебным) порядком снятия судимости согласно ст. 57 УК.
Однако событие преступления не является единственным юридическим фактом, лежащим в основе охранительных уголовно-правовых отношений. В качестве основания классификации юридических фактов в охранительных уголовно-правовых отношениях можно принять динамику этих правоотношений, т.е. их возникновение, изменение и прекращение. Это позволяет подразделить их на три группы:
I. Юридические факты, которые влекут возникновение охранительных уголовно-правовых отношений.
II. Юридические факты, с которыми связывается изменение охранительных уголовно-правовых отношений.
III. Юридические факты, с которыми связывается прекращение охранительных уголовно-правовых отношений.
Основным видом юридических фактов первой группы следует признать событие преступления. Однако оно не исчерпывает многообразия фактов, порождающих охранительные уголовно-правовые отношения. Например, в рамках охранительных уголовно-правовых отношений происходит применение судом принудительных мер медицинского характера. Соответствующие уголовно- правовые нормы предусматривают специфические субъективные права и юридические обязанности субъектов этих уголовно-правовых отношений. Так, для применения принудительных мер медицинского характера к душевнобольным требуется факт совершения лицом общественно опасного деяния в состоянии невменяемости либо факт совершения лицом преступления в состоянии вменяемости, но заболевшим до или после вынесения приговора психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания только в случаях, когда психические расстройства связаны с опасностью для себя или других лиц либо с возможностью причинения ими иного серьезного вреда (ст. 59 УК). Уголовный закон предусматривает также применение принудительных мер медицинского характера к алкоголикам и наркоманам в случае совершения ими преступления (ст. 62 УК). В обоих случаях специфические права и обязанности субъектов этих отношений также возникают в связи со строго определенными юридическими фактами.
Группа юридических фактов, связанная с изменением охранительного уголовно-правового отношения, может быть, в свою очередь, подразделена на четыре подгруппы:
1. Юридические факты, состоящие в уклонении от исполнения наказания, в том числе и условного. Это уклонение от исправительных работ (ст. 28 УК); уклонение от выплаты штрафа (ст. 30 УК); несоблюдение требований при условном осуждении (ст. 44 УК); невыполнение условий досрочного освобождения от наказания (ст. 54 УК) и некоторые другие.
2. Юридические факты, являющиеся основанием для применения наказания к лицу, излечившемуся от душевной болезни (ст. 61 УК).
3. Юридические факты, являющиеся основанием привлечения к уголовной ответственности лица, переданного на поруки за то деяние, содержащее признаки преступления, в связи с совершением которого оно было освобождено от уголовной ответственности (ст. 52 УК).
4. Юридические факты, выступающие основанием сокращения условно осужденному испытательного срока (ст. 44).
Третья группа юридических фактов, связанная с прекращением охранительных уголовно-правовых отношений, может быть дополнительно классифицирована по трем основаниям. Во-первых, это факты, свидетельствующие об исполнении назначенного судом наказания (ст.ст. 24,
44, 46, 53 УК). Во-вторых, юридические факты, с которыми уголовный закон связывает освобождение от уголовной ответственности. Это и истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 48 УК), и изменение обстановки, в результате которого совершенное лицом деяние потеряло характер общественно опасного или само лицо перестало быть общественно опасным (ст. 50) и факты, являющиеся основанием для других случаев освобождения лица от уголовной ответственности (ст.ст. 51, 52); сюда можно отнести и факты, с которыми уголовный закон связывает освобождение от уголовной ответственности по основаниям, указанным в Особенной части уголовного кодекса (например, примечание к ст. 174 УК). В-третьих, юридические факты, с которыми связывается безусловное освобождение виновного от наказания. Сюда следует отнести:
- давность обвинительного приговора (ст. 49 УК); истечение испытательного срока при условном осуждении (ст. 44 УК); освобождение от наказания на основании акта амнистии или помилования (ст. 56 УК) и некоторые другие факты. Все эти факты характеризуются тем, что субъективные права и обязанности субъектов охранительного уголовно-правового отношения полностью реализованы.
Таким образом, содержанием охранительных уголовно-правовых отношений являются различные аспекты реализации уголовной ответственности и наказания, связанные как с событием преступления, так и с назначением наказания, его изменением, освобождением от уголовной ответственности и наказания, а также применением принудительных мер медицинского и воспитательного характера. В этом проявляется тесная связь уголовной ответственности с охранительными уголовно-правовыми отношениями.
2. Основания уголовной ответственности.
Проблема оснований уголовной ответственности в теории уголовного права рассматривается обычно в двух аспектах: в философском и юридическом. Первый связан с ответом на вопрос, когда и почему лицо способно отвечать за совершенное им преступление в уголовном порядке? Примерно с XVIII в. по этому поводу в философии и юриспруденции идут споры между детерминистами
(детерминизм - учение о всеобщей, закономерной связи и причинной обусловленности всех явлений) и индетерминистами (отрицающими такие связи).
Индетерминизм как идеалистическое направление в философии исходил из признания полной (абсолютной) свободы воли, в конечном счете не зависящей от внешних условий и обстоятельств (Кант). И в этом смысле основанием уголовной ответственности признавалось злая воля преступника.
По-иному обосновывалось основание ответственности, в том числе и уголовной, представителями детерминистического направления в философии.
Последнее проявлялось в двух разновидностях: механистического и диалектического детерминизма. С позиций первого, человек - слепая игрушка внешних обстоятельств. Человек никогда и ни в чем не бывает свободным, и его поступки всегда детерминированы внешними обстоятельствами (Спиноза).
Диалектический материалистический детерминизм (Энгельс), признавая детерминирующую роль внешней среды, одновременно признавал и активную роль человеческого сознания, однако фактически, в конечном счете, отдавал предпочтение все-таки первому.
Известно, что марксистско-ленинская философия, применяя постулат о первичности материи и вторичности сознания, обосновывала один из своих исходных тезисов об отставании сознания от бытия (в том числе и общественного сознания от общественного бытия). В прокрустово ложе этого тезиса помещались и методологические основы уголовно-правовой и криминологической науки. Так, с марксистским тезисом об отставании сознания от бытия напрямую было связано популярное в советской юридической литературе уголовно-правовое понимание свободы воли, длительное время служившее методологическим обоснованием уголовной ответственности. Это - детерминистическая концепция преступного поведения. В соответствии с ней, с одной стороны, поведение людей в конечном счете детерминировано их общественным бытием, а с другой - последнее не исключает ответственности человека за свои поступки. Подвергающийся воздействию внешних обстоятельств человек, в том числе и преступник, способен принимать решения и действовать определенным образом для достижения своих целей. Выбор лицом варианта своего поведения в каждом конкретном случае основан на знании и понимании им существующих связей между явлениями внешнего мира и на учете требований, предъявляемых к нему законом. Избирая определенное поведение, совершая, например, преступление, человек в сложившейся ситуации для достижения поставленных целей может эти требования сознательно игнорировать либо сообразовать с ними свои поступки. Способность преступника действовать «со знанием дела» и выступает обоснованием его уголовной ответственности.
Следует отметить, что формула «свобода воли есть способность принимать решение со знанием дела» или «свобода есть познанная необходимость» по сути дела является гегелевской формулировкой
Очевидно, что такое обоснование вписывалось лишь в рамки умышленной вины, т. к. ясно, что при неосторожном совершении преступления, особенно при преступной небрежности, интеллектуальный момент этой разновидности вины как раз и характеризуется отсутствием сознания опасности совершаемого деяния и предвидения его последствий. Однако и эта разновидность субъективной стороны преступления «подгонялась» под необходимые философские рамки. Так, А.А. Пионтковский доказывал: «При совершении преступления по неосторожности свобода воли в указанном понимании потому является основанием уголовной ответственности, что у человека была возможность принять решение с пониманием характера своих действий и их последствий, но он, однако, вследствие проявленной невнимательности к охране государственных или общественных интересов или интересов отдельных граждан совершает общественно опасное деяние, нарушающее социалистический правопорядок».
Мы вовсе не собираемся выводить за скобки уголовной ответственности преступное деяние как разновидность неосторожной вины, совершенное по небрежности, однако очевидно, что обоснование этой ответственности знанием преступником «своего дела» является, по меньшей мере, лукавством. В том то и дело, что в этом случае преступник как раз и действует без «знания дела», т. к. он при этом не предвидит наступления опасных последствий своего деяния (ст. 9 УК).
Несмотря на то что в советском уголовном праве всегда подчеркивалась активная роль воли лица, а следовательно, и свободы, в принятии им решения о совершении преступления, на самом деле такая трактовка означала признание жесткого двойного детерминирования преступного поведения. Во-первых, детерминированность его условиями и обстоятельствами, в которых оказалось лицо, совершившее преступление. Во-вторых, детерминированность уровнем его сознания, нравственными и другими личностными качествами субъекта.
Получалось, что всякий раз, хотя для преступника вроде бы и существовал выбор, на самом деле конечное его решение было «обречено» в пользу преступного поведения, т. е. жестко детерминировано. С учетом же абсолютизации признания фактического отставания сознания от бытия эта концепция значительно обедняла идею свободы в генезисе преступного поведения. В криминологической науке такое понятие свободы воли преступника служило основанием для постановки вопроса о разработке прогнозирования возможного преступного поведения конкретных лиц. Однако в реальной практике, например, органов внутренних дел по индивидуальной профилактике преступлений такое прогнозирование занимало и занимает весьма скромное место. Думается, что это вполне объяснимо явной механистичностью и упрощенностью подхода к этой проблеме исключительно с позиций детерминистической концепции преступного поведения. В действительной жизни все намного сложнее. И соглашаясь с тем, что свобода воли, может быть, и является целиком детерминированной, профессор Гарвардского университета известный специалист в области биохимии и молекулярной биологии Дж. Уолд все-таки считает эту свободу «до известной степени непредсказуемой».
Предсказуемость поведения человека, в том числе и преступного поведения, есть лишь частный случай многовариантности проявления общественного бытия. По этой причине феномен отставания сознания от бытия, может быть, и нельзя полностью отрицать, но уж конечно его нельзя и абсолютизировать. Тем более, что русская (досоветская) философская мысль дала нам убедительные образцы совершенно иной трактовки соотношения сознания и бытия. В предисловии к знаменитому сборнику статей «Вехи», опубликованному еще в 1909 г., М.О. Гершензон писал, что «общей платформой» авторов сборника (Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, М.О. Гершензон, А.С. Изгоев,
Б.А. Кистяковский, И.Б. Струве, С.Л. Франк) «является признание теоретического и практического верховенства духовной жизни над внешними формами общежития, в том смысле, что внутренняя жизнь личности есть единственная творческая сила человеческого бытия и что она, а не самодовлеющие начала политического порядка, является единственно прочным базисом для всякого общественного строительства». Думается, что ход последующих исторических событий в России подтвердил именно такой, а не марксистский подход к соотношению сознания и бытия.
Поэтому возможность принятия решения «со знанием дела» и такое же реальное знание - это различные вещи, в связи с чем и концепция диалектического детерминизма не может служить обоснованием уголовной ответственности за неосторожные преступления (особенно при преступной небрежности). В связи с этим следует признать, что обоснование уголовной ответственности за эти случаи преступного поведения оказывается ближе либо к индетерминистической позиции, либо к позиции механистического детерминизма.
Юридическое основание уголовной ответственности - это определение того поведения, которое влечет за собой эту ответственность. В ст. 3 УК определяется, что уголовной ответственности и наказанию подлежит лицо, виновное в совершении преступления, т. е. умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние.
Таким образом, в соответствии с этим законодательным определением, основанием уголовной ответственности является совершение лицом преступления.[3] Однако в практическом плане эта формула нуждается в конкретизации и уточнении. Дело в том, что, как уже отмечалось, уголовная противоправность всегда конкретна. Статья 3 УК дает общее определение понятия преступления (его абстракции), которого в природе не существует.
Нет преступления вообще, а есть кража, получение взятки, убийство и т. д.
Чтобы установить, есть ли в конкретном случае преступление, необходимо установить, содержит ли деяние состав какого-либо преступления. Состав преступления выступает в таком случае определителем деяния как преступления. В связи с этим следует признать справедливой распространенную в теории уголовного права точку зрения, что единственным основанием уголовной ответственности является установление в деянии виновного состава преступления. И это не является отступлением от законодательного определения оснований уголовной ответственности, а является лишь его необходимой конкретизацией. Тем более что, как было отмечено, такая конкретизация существует в уголовно-процессуальном законодательстве
(например, п. 2 ст. 5 УПК РСФСР).
3. Состав преступления и его значение.
Определение преступления (как законодательное, так и доктринальное) указывает юридические и социальные признаки, присущие любому преступлению.
Эти признаки (уголовная противоправность, общественная опасность, виновность и наказуемость) позволяют отграничить преступное деяние от других правонарушений и деяний, не являющихся преступлением. Однако по указанным признакам в рамках всей совокупности возможных преступных деяний нельзя отграничить одно преступление, например кражу, от другого преступления, допустим убийства. Нельзя потому, что и первое, и второе преступления в равной мере обладают признаками, образующими понятие преступления.
Для того чтобы выделить внутри общей массы преступных деяний определенное преступление, т. е. кражу или изнасилование, грабеж или хулиганство, убийство или дезертирство, и существует особое понятие состава преступления. Под ним в теории уголовного права понимается совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как конкретное преступление (т. е., например, как кражу или оскорбление, грабеж или хулиганство). Понятие состава преступления образует четыре группы признаков, называемых в теории элементами состава преступления. Это - объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона преступления. Именно по содержанию признаков, составляющих эти элементы и в целом составы, кража и будет отличаться от оскорбления, а грабеж от хулиганства.
Объект преступления - это те интересы (блага), которым причиняется или может быть причинен вред в результате преступного на них посягательства и которые охраняются уголовным законом от этих посягательств. Они перечисляются в ст.ст. 1 и 7 УК и в принципе могут быть сведены к разновидности трех объектов: личности и ее правам, общественным и государственным интересам.
Объективная сторона преступления есть его внешняя характеристика, заключающаяся в предусмотренном уголовном законом общественно опасном деянии (действии или бездействии), причиняющем или создающем угрозу причинения вреда объекту преступления, а также в обстановке и условиях причинения этого вреда. Соответственно, к признакам объективной стороны преступления кроме общественно опасного действия или бездействия и общественно опасного последствия (преступного результата) относятся также причинная связь между общественно опасным деянием и общественно опасными последствиями, способ, средства и орудия, место, время и обстановка совершения преступления.
Субъектом преступления является физическое лицо, совершившее преступление и способное нести за содеянное уголовную ответственность.
Последняя определяется возрастом, с которого наступает уголовная ответственность за совершенное преступление (ст. 10 УК) и вменяемостью этого лица, т. е. его способностью отдавать отчет в своих действиях и руководить ими (понятие невменяемости, исключающей такую способность, дается в ст. 11 УК). Следует отметить, что в уголовном законодательстве некоторых зарубежных государств наряду с ответственностью физических лиц существует также и уголовная ответственность юридических лиц. Так, по УК штата Нью-Йорк субъектом преступления признаются, например, корпорации
(разумеется, что к ним применяются специфические санкции - штраф, приостановление производства и т. д.). Цель применения уголовно-правовых санкций к юридическим лицам (например, к экологически вредным предприятиям) заключается в том, чтобы они не только «ударяли» по владельцу или руководителю такого предприятия, а в том, чтобы сделать экономически невыгодным занятие экологически вредной производственной или иной деятельностью для всех работников соответствующего предприятия. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы (СЕ) еще в 1978г. рекомендовал законодателям европейских государств встать на путь признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Такая рекомендация уже реализована, например, в новом УК
Франции.
Думается, что такая законодательная практика не является принципиальным отказом от классического принципа виновной личной ответственности в уголовном праве. Этот принцип является серьезным завоеванием прогресса и демократии. И там, где он мыслится единственно возможным, а практически это в случае совершения большинства предусмотренных уголовным законом преступных деяний, он должен оставаться незыблемым. Там же, где сама жизнь выдвигает иной принцип - уголовной ответственности юридических лиц, тот вполне может сосуществовать с первым и дополнять его. И в этом случае дело прогресса, демократии и законности, а главное, уголовно-правовая защита человека как исключительной и высшей ценности от этого только выиграет.
Субъективная сторона состава преступления есть характеристика внутреннего (в отличие от объективной стороны) содержания преступления. Это
- вина, заключающаяся в особом психическом отношении субъекта к совершаемому им запрещенному уголовным законом деянию и его последствиям в форме умысла и неосторожности (ст.ст. 8 и 9 У К), а также мотив и цель п...

ВНИМАНИЕ!
Текст просматриваемого вами реферата (доклада, курсовой) урезан на треть (33%)!

Чтобы просматривать этот и другие рефераты полностью, авторизуйтесь  на сайте:

Ваш id: Пароль:

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
Простая ссылка на эту работу:
Ссылка для размещения на форуме:
HTML-гиперссылка:



Добавлено: 2010.10.21
Просмотров: 2140

При использовании материалов сайта, активная ссылка на AREA7.RU обязательная!