Главная / Рефераты / Рефераты по педагогике

Реферат: Прогрессивные деятели педагогики второй половины XIX века


Прогрессивные деятели педагогики второй половины XIX века


Н.А.Константинов, Е.Н.Медынский, М.Ф.Шабаева

Выдающийся педагог 60—80-х годов Илья Николаевич Ульянов.


И л ь я Николаевич Ульянов (1831—1886), отец В. И. Ленина, родился в г. Астрахани в семье мастера «портняжьего цеха», как значился его отец в списках людей, пожизненно зачисленных в состав так называемого податного сословия, т. е. людей, обреченных платить обременительные налоги в царскую казну и обязанных выполнять другие повинности.
И. Н. Ульянов рано выделился среди сверстников большими способностями и страстным желанием учиться. Но вследствие ранней смерти отца он был вынужден много трудиться для осиротевшей семьи. Благодаря большой заботе и отеческому отношению к нему старшего брата Василия, на плечи которого легла основная тяжесть содержания родных, младший Ульянов получил возможность окончить начальную школу и гимназию в г. Астрахани (1843—1850). В свидетельстве об окончании гимназии, подписанном ее директором А. В. Тимофеевым, сыгравшим большую роль в дальнейшей судьбе своего воспитанника, говорилось, что ученик И. Н. Ульянов отличился прекрасным поведением и «большими успехами в преподаваемых предметах». Когда юношу спросили, что он намерен делать дальше, он твердо заявил: «В Казанский университет».
Однако на пути горячего стремления И. Н. Ульянова к высшему образованию возникли большие трудности, созданные царскими крепостническими законами: в конце 40-х годов XIX века была повышена плата за учение в университетах и был затруднен доступ в них молодых людей из «податного сословия».
И. Н. Ульянов, будучи совершеннолетним, должен был представить в Казанский университет не только документы о гимназическом образовании, но и так называемое «отпускное свидетельство» от мещанского городского общества. Но такое свидетельство обычно оформлялось путем длительной и унизительной процедуры, связанной с канцелярским крючкотворством, лихоимством, взяточничеством чиновников. Братьям Ульяновым не под силу оказалось преодолеть эти препятствия.
Так на собственном опыте талантливый юноша, бедняк по происхождению и состоянию, почувствовал, какие трудности воздвигнул царизм на пути трудящихся к занятиям умственным трудом. Этого Илья Николаевич никогда не забывал.
Благодаря личной энергии и целеустремленности, заботам старшего брата, хлопотам педагогов Астраханской гимназии и встречного сочувствия со стороны помощника попечителя Казанского учебного округа Н. И. Лобачевского И. Н. Ульянов, успешно сдавший вступительные экзамены, был принят в Казанский университет. Однако, ссылаясь на отсутствие у Ульянова всех положенных документов как у податного человека, Министерство народного просвещения отказало в ходатайстве университета принять его в число «казеннокоштных студентов», т. е. содержащихся на государственный счет. И студенту И. Н. Ульянову пришлось заниматься репетиторством и опять пользоваться материальной помощью брата. Лишь позже, благодаря успехам в учении и хлопотам Н. И. Лобачевского, он получил то, на что имел полное право, — стипендию.
Казанский университет, возглавляемый долгое время выдающимся ученым с мировой известностью Н. И. Лобачевским и отличавшийся прогрессивной установкой своих преподавателей, оказал огромное влияние на формирование общественных, научных и педагогических взглядов И. Н. Ульянова. Дальнейшее развитие этих взглядов определилось нарастанием во второй половине века революционной борьбы истинных патриотов России за освобождение страны от самодержавия, крепостнических порядков, засилья религиозных предрассудков, темноты и невежества народа.
По окончании Казанского университета в 1854 году И. Н. Ульянов сдал экзамены на право преподавания математики и физики в средних учебных заведениях и получил от Н. И. Лобачевского, бывшего в то время помощником попечителя Казанского учебного округа, назначение на должность учителя математики и физики в Пензенский дворянский институт.
С 1855 по 1869 год И. Н. Ульянов преподавал эти предметы сначала в Пензенском дворянском институте (1855—1863), а затем в Нижнем Новгороде в дворянском институте и гимназии (1864—1869). На педагогическом поприще Ульянов проявил себя высококвалифицированным специалистом в области естественных наук, педагогики и методики, прекрасным воспитателем молодежи, инициатором важных общественных начинаний в области просвещения. Но он вынужден был оставить преподавательскую работу в средних учебных заведениях ввиду несогласия с официальным курсом царизма на принижение естественнонаучного образования в средней школе и внедрения классического.
С 1869 года И. Н. Ульянову предоставилась возможность продолжить педагогическую деятельность — теперь уже в сфере народного образования в собственном смысле этого слова.
Министерство народного просвещения, создававшее в это время новую отрасль управления народным образованием — инспекцию народных училищ, перевело в 1869 году И. Н. Ульянова, по ходатайству руководства Казанского учебного округа, на высокопоставленные должности — сначала инспектора (1869—1874), а затем директора народных училищ Симбирской (ныне Ульяновской) губернии (1874—1886).
За 16 лет неутомимой, плодотворной деятельности в качестве руководителя народного образования, осознаваемой им как выполнение долга перед многострадальным народом, И. Н. Ульянов сумел превратить отсталую в культурном отношении Симбирскую губернию в одну из передовых в сфере просвещения. Об И. Н. Ульянове как деятеле народного образования говорили, что он «известен всей России».
И. Н. Ульянов умер рано, не дожив до 55 лет. Он отдал все свои силы и талант делу просвещения народа, борьбе с косностью и невежеством.

Педагогическая деятельность И. Н. Ульянова в качестве учителя учебных заведений Пензы и Нижнего Новгорода.


Педагогическая деятельность И. Н. Ульянова началась в годы нарастания в России первой революционной ситуации 1859—1862 годов и развернулась во второй период революционного движения, который В. И. Ленин назвал разночинским этапом. Революционеры-разночинцы понимали необходимость развития политического сознания народных масс и организации их на борьбу с царизмом.
В начальные годы этого периода революционное движение возглавлялось Н. Г. Чернышевским и созданной при его участии нелегальной революционной организацией «Земля и воля». «Земля и воля» имела сложную, широко разветвленную систему кружков, обществ взаимопомощи, касс, библиотек и т. п., в которые активно вовлекались учителя, особенно из числа бывших студентов высших учебных заведений, где в эти годы бурлило студенческое движение.
Приступив в 1855 году к исполнению обязанностей учителя математики и физики в Пензенском дворянском институте, И. Н. Ульянов встретил здесь группу дружно работавших прогрессивных педагогов, стремившихся по-новому строить учебный процесс, исходя из идей общего демократического подъема конца 50-х годов и сопутствовавшего ему общественно-педагогического движения начала 60-х годов.
По вечерам эти педагоги собирались в квартире учителя словесности В. И. Захарова, у которого поселился и Ульянов. Здесь же квартировали некоторые воспитанники института, и среди них Н. И. Ишутин, создавший позже «Общество ишутинцев», связанное с организацией «Земля и воля», и его двоюродный брат Д. М. Каракозов, известный впоследствии как организатор покушения на царя Александра II.
В. И. Захаров имел огромное влияние на молодежь и по характеристике, данной ему одним из царских чиновников, умел «влиять на воспитанников политически». На собраниях у Захарова читали журнал «Современник», завладевший тогда умами молодежи (особенно зачитываясь статьями, призывавшими к общественной борьбе), а также «Колокол» Герцена, стихотворения Некрасова, доходившие чаще в рукописном виде, произведения Полежаева, Огарева, Радищева. В 1862 году здесь коллективно был прочитан знаменитый роман Н. Г. Чернышевского «Что делать?», написанный автором в заточении и быстро изданный Н. А. Некрасовым в «Современнике».
Преподаватели, активно посещавшие эти собрания, а в их числе был и И. Н. Ульянов, разъясняли воспитанникам смысл происходящих тогда бурных событий, формировали высокие общественные идеалы, напоминали о долге интеллигенции перед народом, обличали крепостнические порядки, беззакония чиновников.
И. Н. Ульянов быстро зарекомендовал себя высокообразованным специалистом в области естественных наук, человеком редких душевных качеств, скромным и тактичным педагогом, подававшим своей деятельностью, поведением, самим обликом личный пример коллегам и воспитанникам.
По заданию Н. И. Лобачевского он организовал при Пензенском институте метеорологическую станцию, где регулярно и квалифицированно вел наблюдения, а также создал прекрасный физический кабинет. Полезные начинания И. Н. Ульянова позволили улучшить учебный процесс в институте, ввести практические занятия по физике, связывать теорию с практикой в преподавании математики, проводить экскурсии, помогающие ученикам глубже и сознательнее усваивать программный материал. В одном из актов проверки работы института об И. Н. Ульянове было записано следующее: «Ульянов, снискавший себе известность отличного педагога, по достоинству занимает принадлежащее ему место между лучшими педагогами. Его мягкое и симпатичное обращение с воспитанниками, всегда ровный благоразумный такт привлекает к нему учеников и заставляет охотно заниматься». С большим терпением «он слабых и менее развитых учеников доводит до полного усвоения преподаваемого».
Свою учительскую и научную работу И. Н. Ульянов стремился сочетать с активным участием в общественной деятельности в духе требований общественно-педагогического движения 60-х годов и идей его передовых руководителей — революционеров-демократов Добролюбова и Чернышевского.
Стараниями В. И. Захарова, И. Н. Ульянова, А. В. Тимофеева и других активных педагогов в Пензе удалось открыть библиотеку-читальню на общественные средства. Действуя с большим энтузиазмом, В. И. Захаров и И. Н. Ульянов сумели создать воскресную школу «для мастеровых» — одно из первых учебных заведений для рабочих России, которая очень быстро завоевала большую популярность. Число ее учеников выросло с 40 до 120 человек.
Устроители школы, не получавшие за свою работу никакого вознаграждения, сумели добиться перевода школы из плохого тесного помещения в благоустроенное здание гимназии, что вызвало большое недовольство местного дворянства и чиновничества.
Для воскресной школы прогрессивные педагоги составили свои учебные программы, которые содержали материалистические идеи, способствующие вытеснению религиозных предрассудков и суеверий, распространяемых духовенством. И хотя эти программы не были утверждены Министерством народного просвещения, учебный процесс в школе для рабочих был направлен на передачу учащимся научных знаний и передовых идей. Это вызывало резкое недовольство местных ретроградов, которые писали доносы, распространяли слухи о вредной деятельности «рьяных прогрессивистов».
Между тем обстановка в стране резко обострялась. Летом 1861 года в Пензу были высланы активные участники студенческих волнений начала 60-х годов — местные юноши, учившиеся в эти годы в университетах Петербурга, Москвы, Казани, а ранее в школах родного города; среди них было много учеников Захарова, Ульянова и других передовых педагогов.
Незадолго до этого в Пензенской губернии в знак протеста против царского указа 1861 года об освобождении крестьян вспыхнуло первое восстание крестьян в селе Кандеевка, которое с трудом удалось подавить царским войскам. В Пензе под влиянием этого события и агитации высланных студентов усилились выступления учащихся гимназии и института против консервативных педагогов.
Местные власти перешли в наступление на прогрессивных педагогов. Губернатор стал добиваться их освобождения от занимаемых должностей. От педагогической деятельности был отлучен В. И. Захаров; А. В. Тимофеев переведен в Нижний Новгород директором дворянского института и гимназии; затем он сумел приютить там В. И. Захарова и других учителей.
И. Н. Ульянов, женившись в 1863 году на дочери передового врача Марии Александровне Бланк, тоже добился перевода в Нижний Новгород.
В Нижнем Новгороде, крупном торгово-промышленном центре России, родине Н. А. Добролюбова, где еще действовали его соратники, связанные с «Землей и волей», не так сильно, как в Пензе, ощущалось наступление реакции. Пензенские педагоги рассчитывали на лучшие возможности для своих прогрессивных начинаний. Но в действительности это оказалось иллюзией.
В начале 1864 года по инициативе А. В. Тимофеева и И. Н. Ульянова было подготовлено прошение в Министерство просвещения о создании в Нижнем Новгороде местного педагогического общества для обсуждения теоретических и практических вопросов педагогики и народного образования. Предполагалось также создать городскую педагогическую библиотеку на ежегодные взносы членов общества. Но мирная и разумная инициатива не была поддержана министерством.
В 70-е годы в учебных округах России проходило обсуждение проектов новых школьных уставов. Руководство Казанского учебного округа высказалось за создание в городах, где имелось несколько средних учебных заведений, объединенных педагогических советов из учителей этих школ. А. В. Тимофеев получил предписание создать такое коллегиальное педагогическое объединение в Нижнем Новгороде. Объединенный педагогический совет Нижнего Новгорода смог некоторое время отстаивать и развивать прогрессивные идеи 60-х годов. Огромную роль в этом сыграл И. Н. Ульянов, избранный секретарем совета и ставший его душой.
На заседаниях совета горячо обсуждали проблемы: о самостоятельной работе учащихся по учебникам, о методах обучения — «критическом и догматическом» и о «наглядном способе» преподавания, о содержании уроков словесности. Обсуждению подвергались важнейшие вопросы педагогики и дидактики, в том числе вопросы о взаимоотношениях между учителями и учащимися, о поощрениях и наказаниях.
Совет составил и одобрил новые учебные программы, включавшие дополнительные темы по математике и физике, элементы химии, что помогло поднять научный уровень преподавания етественно-математических предметов в институте и гимназии.
И. Н. Ульянов принимал самое активное участие во всей деятельности объединенного педагогического совета. Его выступления и предложения всегда были строго продуманными и обоснованными, в них чувствовалось прекрасное знание воспитанников, ровное благосклонное отношение к ним, стремление прийти каждому на помощь.
Социальная обстановка в Поволжье в это время значительно осложнилась в связи с раскрытием большого антиправительственного заговора, нити которого тянулись в Нижний Новгород.
В ходе следствия у некоторых учителей института и гимназии были обнаружены запрещенные материалы: письма Добролюбова, портрет Герцена, стихи Языкова о свободе, письменные заметки против религии и школьного курса закона божьего и др. Несколько учителей были арестованы, двое из них вскоре погибли в застенках. Вынужден был скрываться и В. И. Захаров, которому навсегда запретили педагогическую деятельность. А. В. Тимофееву, пытавшемуся защищать учителей, было приказано не вмешиваться в следственные дела, а вскоре он был освобожден от директорских обязанностей и переведен в Казань. По личному распоряжению царя его место занял ярый реакционер, который стал председателем педагогического совета, что сейчас же сказалось на его составе и характере деятельности.
С отстранением Тимофеева пришлось покинуть дворянский институт и И. Н. Ульянову. Он остался преподавателем гимназии. Однако вводимое правительством новое направление гимназического образования находилось в резком противоречии с общественными и педагогическими убеждениями И. Н. Ульянова. Нижегородская гимназия, где он остался учителем, была превращена на основе нового школьного устава в классическую гимназию с двумя древними языками, и учебные программы по математике и физике, ранее разработанные И. Н. Ульяновым и введенные им в учебный процесс, оказались ненужными. Содержание и методы преподавания математики и физики должны были совершенно измениться. Преподавание естественных наук полагалось увязывать с догмами христианской религии. В связи с этим методы обучения, развивающие сознательность и самостоятельное мышление учащихся, заменялись вдалбливанием устаревших, антинаучных положений, их механическим заучиванием. Со всем этим не мог мириться И. Н. Ульянов.
К тому же до волжских городов докатилась волна усиливающейся реакции, наступившей в 1866 году в связи с покушением Д. Каракозова на Александра II. Эти события непосредственно коснулись и бывших пензенских учителей.
Ход следствия и судебное разбирательство показали, что многие участники «дела Каракозова» составляли революционную организацию, которая вела просветительную работу среди крестьян в целях подготовки их к антиправительственным выступлениям. Организацией руководил Н. И. Ишутин. И хотя отсутствие прямых улик не давало возможности властям привлечь прогрессивных педагогов к судебной ответственности, они все же были лишены возможности продолжать педагогическую деятельность в Нижнем Новгороде.
В этих условиях И. Н. Ульянов решил оставить преподавательскую деятельность и заняться исключительно вопросами организации народного образования.
Дочь И. Н. Ульянова Анна Ильинична в своих воспоминаниях так писала об этом решении отца: «И. Н. Ульянову хотелось теперь работать... для самых нуждающихся, для тех, кому всего труднее получать образование, для детей вчерашних рабов», т. е. недавно освобожденных от крепостной неволи крестьян.
Благодаря помощи прогрессивной части руководства Казанского учебного округа и работавшего там А. В. Тимофеева И. Н. Ульянов смог осуществить свое благородное намерение. В 1869 году он был назначен инспектором народных училищ Симбирской губернии.
Педагогическая деятельность И. Н. Ульянова инспектором и директором народных училищ в 1869—1886 годах. В ноябре 1869 года И. Н. Ульянов вместе с женой и маленькими детьми Анной и Александром приехал в Симбирск и приступил к исполнению обязанностей инспектора народных училищ. В 1874 году на основании положения о начальных училищах И. Н. Ульянов, как один из лучших инспекторов, был назначен директором народных училищ Симбирской губернии.
Объехав в первые же месяцы все народные училища губернии, И. Н. Ульянов установил, что все они находятся в ужасном состоянии. Местное земство, возглавляемое реакционерами, бездействовало; оно демонстративно не выполняло возложенные на него обязанности. Из 421 состоявших в списке школы практически действовали только 89; из 384 учителей, преподающих здесь все предметы, 159 были приходскими священниками, выполнявшими наряду с учительскими церковные обязанности.
Не удивительно, что народные училища и их учителя не пользовались у крестьян должным уважением. Народ тяготился такими школами, тем более что они содержались на ежегодные специальные налоги с сельских тружеников, а земство и государство отпускали на школы жалкие гроши.
Главная цель, которую поставил перед собой И. Н. Ульянов,— пробуждение в крестьянском мире интереса и уважения к школе и учителю путем освобождения народа от тягостной обязанности материального содержания школ и возложения этой обязанности на земства и государство, далее, всестороннее улучшение учебно-воспитательной работы школ, повышение общеобразовательной и специальной педагогической подготовки учителей. И. Н. Ульянов хотел провести в Симбирской губернии глубокую реформу народного образования.
Основными направлениями деятельности И. Н. Ульянова было: создание твердой материальной базы сельских школ и строительство для них специальных школьных зданий; изменение задач, содержания и методов работы крестьянских школ путем расширения школьного курса реальных знаний, уменьшения объема религиозных предметов и влияния духовенства на школы; улучшение материального положения учителей, создание системы подготовки и повышения квалификации учителей; разработка на научных основах системы инспектирования и управления учреждениями народного образования. Много внимания уделял И. Н. Ульянов культурно-просветительной работе школы со взрослым крестьянским населением.
Целеустремленно и ответственно выполнял свою программу И. Н. Ульянов в неустанной борьбе с местными реакционерами. За 16 лет его инспекторской и директорской деятельности число действующих народных училищ в Симбирской губернии возросло до 450; в два раза увеличилось общее число учеников и учащихся-девочек.
За эти годы заново была создана сеть школ для нерусского населения Поволжья — мордовского, чувашского, татарского народов. Местные консерваторы считали эти народы неспособными к учению, к созданию своей национальной культуры; в шовинистических целях они добивались их религиозного воспитания в духе православия, протестовали против обучения детей на родном языке. Со всем этим И. Н. Ульянов вел бескомпромиссную, принципиальную борьбу. При его активном участии, совместно с просветителем чувашского на...

ВНИМАНИЕ!
Текст просматриваемого вами реферата (доклада, курсовой) урезан на треть (33%)!

Чтобы просматривать этот и другие рефераты полностью, авторизуйтесь  на сайте:

Ваш id: Пароль:

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
Простая ссылка на эту работу:
Ссылка для размещения на форуме:
HTML-гиперссылка:



Добавлено: 2011.07.30
Просмотров: 1053

При использовании материалов сайта, активная ссылка на AREA7.RU обязательная!