Главная / Рефераты / Рефераты по финансам

Реферат: Финансовая политика Франции


Финансовая политика Франции
XX столетие внесло колоссальные изменения в жизнь народов. Но трудно найти среди крупных индустриальных стран и особенно среди великих держав такие, где перемены в политической, экономической и финансовых сферах были столь же значительны, как во Франции. За истекшее столетие дважды реформировалось ее политическое устройство (от IV Республики к V).
Резко изменилось геополитическoe положение: из метрополии гигантской колониальной империи Франция превратилась в один из "моторов" западноевропейской интеграции, вошла в военно-политический альянс с другими странами Запада, в том числе с Германией, прежде своим основным противником.
Не менее существенные перемены претерпела французская экономика, все более интегрирующаяся в мировое хозяйство и вынужденная поэтому постоянно приспосабливать основные направления и параметры своего развития к его требованиям. Важнейшими итогами XX в. стали радикальная модернизация экономики - от аграрной-индустриальной к индустриально-аграрной структуре, затем к экономике услуг и модификация варианта участия в мирохозяйственных связях - от вывоза ссудного капитала к вывозу промышленных товаров с постепенным усилением акцента на изделиях высокой степени обработки, a с начала 80-х годов - к массовому экспорту производительного капитала.
Перемены шли рука обруку с коренной трансформацией национального
Хозяйственного механизма. Впрочем, в силу дей-Ъвия ряда факторов, в том числе внеэкономических, этот процесс во Франции отличался заметной спецификой, которая начала исчезать лишь в самое последнее время.

ФИНАСОВАЯ ПОЛИТИКА В КОНТЕКСТЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
ФРАНЦИИ
Финансовую политику Франции следует рассматривать в неразрывной связи с ее экономикой. Современная французская экономика - одна из наиболее мощных в мире. На рубеже XX и ХХI вв. Франция занимала среди ведущих стран
Запада 5-е место в мире по душевому ВВП, 5-е - по удельному весу в мировом промышленном производстве, 4-е - по доле в мировом экспорте. Эти цифры особенно впечатляют при сопоставлении с показателями начала века. Те отражали совершенно иную ориентацию экономики: стремление капитала к возрастанию непроизводительным путем, невысокую концентрацию национального производства и его малые масштабы по сравнению с величиной государственного долга. Промышленность заметно отставала по уровню развития и по весу в хозяйстве и от зарубежных соперников и от национальной финансово-кредитной сферы. Вследствие недостаточной индустриализации Франция оказалась предпоследней среди развитых стран по динамике роста в 1870-1913 гг. Она пребывала в конце списка также и по производительности труда, норме накопления, экспортной квоте, по доле промышленности в ВВП.
Однако столь явное отставание не слишком ощущалось, пока экономика и бизнес имели возможность опираться на иные - внешние и неиндустриальные - источники прибылей и развития. Лишь к 20-м годам, с падением мирового спроса на ссудный капитал и, следовательно, со значительным сокращением объемов внешних ссудных операций во Франции активизировался поиск внутренних источников роста. Однотипные страны активно наращивали промышленное производство. Франция не осталась в стороне от этого процесса.
К уже существовавшим угледобыче, черной металлургии, общему машиностроению, основной химии постепенно добавлялись такие суперсовременные тогда отрасли, как цветная металлургия, автомобиле- и самолетостроение и др. Ускорилось промышленное освоение колоний. И все же французская промышленность отставала от немецкой и английской.
После Второй мировой войны стало окончательно ясно, что возврата к ростовщическому и колониальному прошлому не будет. Обескровленная войной
Франция превратилась из мирового банкира в страну-должника. В начале 60-х годов, в момент развертывания НТР и западноевропейской интеграции, она полностью потеряла зарубежные владения. Необходим был новый источник роста, каковым в новых мирохозяйственных условиях могла быть только промышленность. Это требовало срочной коренной структурной перестройки - преодоления отставания промышленного сектора, в частности тяжелой индустрии.
Задачи эти в основном были решены в третьей четверти XX в. На исторически короткий срок с момента послевоенного восстановления до первого энергокризиса (1949-1973 гг.) приходятся те основные преобразования, которые произошли во французской экономике за столетие. Это - существенное расширение притока ресурсов в про- мышленность, увеличение выпуска ее продукции, постепенная перестройка структуры в направлении повышения доли более современных отраслей и сопутствовавшая им активизация экспорта. Все это обусловило модернизацию структур ВВП по производству (повышение доли промышленности) и по потреблению (рост нормы накопления и экспортной квоты). Особенно динамичной индустриализация был» во второй половине 60-х-начале 70-х годов.
Ее результаты особенно наглядно отразились на состоянии синтетического показателя развития — производительности труда. В 1950 г. разрыв в величине абсолютных показателей производительности между США и Францией был двукратным, а в 1973 г. составил всего 37%. Скачок производительности обеспечил существенное увеличение динамики и эффективности роста. Темпы ВВП составили в 1950-1973 гг. 5.2%, что превышало аналогичные цифры как по
Западной Европе, так и по "Европе девяти" (соответственно 4.6 и 4.2%). За счет прироста производительности обеспечивалось 90-96% прироста ВВП.
Однако и в эти годы "тучных коров" Франция уступала Германии и Японии по динамике промышленности и экономики, по масштабам и глубине происходивших в них изменений. Доля Франции в ВВП и промышленном производстве развитых стран повысилась, но незначительно (менее чем на 1%). В начале 70-х годов страна невыгодно отличалась от основных конкурентов более низким уровнем концентрации, завышенным удельным весом аграрного сектора в ресурсах, производстве, экспорте, относительной структурной слабостью промышленности и промышленного экспорта с их повышенным значением легких и материало- производящих отраслей.
Следствием этих факторов стала недостаточная конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках, что в макроэкономическом плане выливалось в долгосрочное неравновесие торгового баланса, слабость национальной валюты, хроническую инфляцию. Все это дополнялось, особенно существенно - с середины 60-х годов, усилением материалоемкости общественного производства
(в связи с акцентом в развитии индустрии на материалоемких отраслях и неконтролируемым ростом энергопотребления); увеличением удельных трудозатрат (вследствие непрестанного раскручивания инфляционной спирали основными социальными субъектами); ростом капиталоемкости (в результате масштабного инвестирования, осуществлявшегося расчете на долгосрочный бесперебойный рост внешнего спроса). На микроуровне наблюдало» заметное повышение банковской задолженности компаний.
Указанные диспропорции в полной мере проявились со скачком цен на энергоносители и резким падением мирового спроса в первой половине 70-х годов. Их преодоление, совпавшее по време- * ни с очередным этапом НТР, было длительным а непростым. Трудности испытывали все страны * Западной Европы. Но во Франции процессы % ликвидации диспропорциональности, нового приспособления оказались особенно затянувшимися ж и тяжелыми. Причины были, на наш взгляд, двоякими. Во-первых, некоторые диспропорции (структурная слабость промышленности, завы-шенные трудозатраты) были острее, чем в ряде других стран. Во-вторых, не были согласованы действия основных воспроизводственных агентов. Каждый из них решал собственные задачи и, действовал собственными методами, которые за-частую противоречили друг другу, тормозя общий ход развития.
Эти моменты особенно четко прослеживались в первое послекризисное десятилетие. После 1973 гг. не только наблюдался перелом тенденции роста и обострение всех макропроблем; произошло троекратное падение прибыльности компаний. Предпринимателям пришлось восстанавливать ее практически в одиночку. На макроуровне в это время решались исключительно проблемы поддержания докризисных динамики потребления и уровня занятости, что в условиях низких темпов роста способствовало лишь дальнейшему повышению удельных трудозатрат. До начала 80-х годов чем больше сокращалось производство (а оно или сокращалось или стагнировало из-за низкого • мирового спроса и груза собственных нерешен-ных проблем), тем сильнее увеличивалась безработица и падали темпы потребления, тем активнее боролось с их проявлениями государство, что лишь ухудшало ситуацию. Предприятия сократили инвестиции, но справиться с задолженностью и существенно повысить прибыльность не смогли. Второй энергетический шок поверг Францию в новый, еще более глубокий кризис.
В 80-е годы условия воспроизводства для экономики были весьма непростыми.
Франция очень пострадала от "кризиса задолженности" развивающихся стран.
Вынужденная переориентация значительной части экспорта от традиционных партнеров в Третьем мире к развитым странам в полной мере выявила недостатки структуры национальной промышленности. Структурная слабость определяла повышенную чувствительность экономики к колебаниям мирохозяйственной кснъюнктуры. Путь к решению важнейших макрозадач пролегал через быструю перестройку структуры промышленного производства и экспорта, что, в свою очередь, требовало скорейшего повышения рентабельности компаний. Между тем в это время (начало 80-х годов) в государственной экономической политике возобладали антипредпринимательский подход и антирыночные меры.
Основным результатом подобных действий явилось резкое сокращение инвестиционной активности во Франции и массовый вывоз капитала за рубеж, что, разумеется, очень неблагоприятно повлияло на динамику основных показателей внутреннего спроса и состояние платежного баланса. Повышение процентных ставок для остановки потока экспорта капитала вызвало дополнительный рост банковской задолженности и еще более снизило возможности восстановления прибыльности. Среди обострившихся макропроблем следует особо отметить скачкообразный рост государственного долга: свертывание производства частным бизнесом и снижение реальных доходов населения обеспечивали сокращение доходной части, в то время как расходная часть колоссально возросла за счет проводимых из бюджета санаций национализированных компаний.
Итоги первой половины 80-х годов были еще менее утешительными, чем в
1975—1980гг. Но после 1986 г. положение стало постепенно улучшаться. Возрос мировой спрос, а мировые цены на энергоносители снизились; к власти во
Франции вернулись противники активного антирыночного регулирования.
Предприятия начали постепенно ликвидировать задолженность, капиталовложения и экспорт пошли вверх. Ускорился экономический рост, ставший к тому же менее материалоемким. В экономике наметилось оживление, продолжавшееся до начала 90-х годов.
Но в это время Франция столкнулась с новой проблемой - высокой зависимостью от колебаний валютных курсов. Неустойчивость доллара, усиление валютной нестабильности в Европе после 1990 г. привязали французский франк, как и другие европейские валюты, к немецкой марке, заставляя Банк Франции следовать проводимой Бундесбанком процентной политике и повышать процентные ставки. Их рост обеспечивался и выполнением ключевых пунктов Маастрихтского договора - поддержания валютной стабильности :i низких темпов инфляции.
Высокие процентные ставки повышали расходы по обслуживанию госдолга и вынуждали государство мобилизовывать значительные средства на рынках капитала под большие проценты, так что вложения в производственный сектор становились невыгодными.
На инвестиционный процесс отрицательно воздействовала также ситуация с занятостью. Если до 1974 г. рынок труда был весьма напряженным, то затем наблюдался постоянный рост безработицы (%); 1974г.-2.4: 1980г.-6.1: Ь90 г.-
9; 1995 г.- 11.8. За 1991-1995 гг. темпы занятости упали практически до нуля (что отчасти было связано с развернувшимися в третичном секторе процессами компьютеризации и автоматизации). Страх перед растущей и, казалось, непобедимой безработицей кардинально изменил и поведение потребителей, и оценки предпринимателям!- возможностями сбыта, общим итогом стало абсолютное, беспрецедентное за послевоенное 50-летие падение инвестиций. Резко снизилось и личное потребление. Внутренний спрос держался только на государственном потреблении и даже неплохая динамика экспорта не могла обеспечить еже-годового прироста ВВП больше, чем на 1.1%.
Негативные тенденции действовали во французской экономике довольно долго.
Лишь после снижения процентных ставок в 1996 г. наметилось постепенное оживление, перешедшее в 1997 г. в подъем, который (при кратковременных и несущественных периодических ухудшениях конъюнктуры) продолжается и в настоящее время.
Процессы, имевшие место в экономике в течение "тридцати горестных лет" (так во французской экономической прессе часто именуется период 1974—1996 гг.), имели неоднозначный характер. Будучи явно негативными в кратко- и среднесрочном плане, они зачастую характеризовались положительными долгосрочными результатами, поскольку вели в конечном итоге к росту эффективности общественного производства и модернизации его важнейших отраслевых пропорций. Возросла производительность труда. По ее абсолютному показателю Франция вышла к концу столетия на одно из первых мест в мире, обогнав США (сыграло роль отсутствие прироста занятости в течение ряда лет, в то время как в США занятость росла быстро). Длительно низкая инвестиционная активность обеспечила снижение капиталоемкости экономического роста, причем при возобновлении инвестиционного процесса основное внимание стало уделяться вложениям в машины и оборудование.
Поддержанию материалоемкости на невысоком уровне способствовало сохранение низких цен на сырье почти до конца столетия и общее снижение энергопотребления.
"Горестные годы" размыли промышленность, где были ликвидированы или перенесены за рубеж многие традиционные производства. Доля промышленности в занятости, инвестициях, ВВП сейчас полностью соответствует аналогичным показателям других развитых стран. Модернизирована структура промышленности и экспорта, где существенно снизились удельные веса аграрной продукции и полуфабрикатов при одновременном повышении высокотехнологичной продукции.
Пока нерешенной проблемой остается зависимость Франции от импорта обосудованн •: процент покрытия импорта экспортом по этой товарной группе все еще ниже, чем у однотипных западноевропейских стран. Дальнейшее повышение конкурентоспособности французских изделий на внутреннем и мировом рынках зависит в основном от расширения деятельности национального бизнеса в новейших отраслях и от меро- приятии государства по снижению тех издержек производства, которые находятся в его ведении (налоги, трудозатраты).
ИЗМЕНЕНИЯ ФИНАНСОВО-ХОЗЯЙСТВЕННОГО МЕХАНИЗМА
Огромную роль в эволюции французской экономики в течение XX столетия сыграл институциональный фактор - соотношение сил важнейших хозяйственных субъектов, складывающееся из целого ряда экономических, исторических и психологических слагаемых. Во Франции с ее "государственническим" прошлым, старинной католической традицией, царящей в общественном сознании мелкобуржуазной системой ценностей и ростовщической ориентацией хозяйства, крупная промышленная буржуазия до 20-х годов ушедшего столетия была представлена слабо. Общество не расценивало ее как силу, способную самостоятельно с успехом решить такую важнейшую задачу экономики, как индустриализация. Оно постоянно пыталось делегировать соответствующие функции государству, в котором еще со времен абсолютизма усматривало самого мощного и эффективного экономического субъекта.
Пока существовали возможности успешного непромышленного развития, государство не вмешивалось в экономику. Но сразу после Великой депрессии наметился отход от векового либерализма. Причем активизация государства в экономической сфере была весьма своеобразной - оно пыталось не столько помочь бизнесу, сколько подменить его. Специфика Франции в том, что эту роль государство почти постоянно стремилось выполнять едва ли не ДО настоящего времени. И лишь под давлением изменившихся обстоятельств - и внутренних (укрепление позиций национального промышленного бизнеса) и внешних (существование в рамках ЕС) оно вынуждено менять поведение.
Первым опытом вторжения в производство стала деятельность Народного фронта
(1934-1936 гг.), пытавшегося укрепить промышленность через огосударствление отдельных предприятий, принудительное картелирование, субсидирование, ценовой контроль. Нцзкая результативность этих мер была приписана ~М краткосрочному действию, а не принципиально* неэффективности. Последующие события только укрепили негативное отношение к крупному яромышленному капиталу в общественном создании. Программу полной национализации крупно* промышленности, введения централизованного планирования и жесткого ценового контроля можно найти не только в послевоенных документ» разнообразных левых партий, но и в возглавляемой де Голлем "Свободной Франции".
Реализация подобных планов привела к полному или частичному огосударствлению энергетики и обслуживающих ее добывающих отраслей, черной металлургии, транспортного машиностроения, химии, производства бытовой электроаппаратуры, промышленности стройматериалов, строительства, связи, транспортных перевозок. Национализированная промышленность оказалась во внерыночной сфере: государство финансировало ее деятельность из бюджета и контролировало все стадии принятия и реализации инвестиционных проектов.
Индикативные планы не были обязательными к исполнению.
Этот вариант государственной экономической политики назывался дирижизмом.
Его суть в том, что государство подходило к бизнесу не как к важнейшему агенту воспроизводства, а как к инструменту, который надо заставить действовать в определенных направлениях и тем самым добиться решения основных макрозадач. Главной задачей экономической политики были индустриализация и повышение темпов роста с целью удержания за Францией статуса великой державы. И государство эту задачу решило. Однако оно завершало ее выполнение в совершенно новых внешних условиях (отпадение колоний и интеграция) и оказалось недостаточно гибким, чтобы быстро учесть их и переориентироваться. Основные ошибки - сохранение аграрного направления специализации экономики и материалопроизводя-щего промышленности. Национализация превратила ведущие промышленные компании в монстров, защищенных от внешней конкуренции протекционистским зонтиком, от внутренней -позицией национальных монополий, бесконт-"; рольно черпающих из бюджета, не реагирующих^ ни на уровень издержек, ни на изменения спроса.:
Открытие экономики при вступлении в Общий рынок выявило неконкурентоспособность государственных компаний.
С трудом мог бороться с конкурентами и частный бизнес с его низким уровнем концентрации. Бизнес отреагировал на столкновение с агрессивной внешней средой усилением концентрации и увеличением инвестиций. Окрепнув таким образом, промышленные предприниматели стали бороться за право принятия и реализации экономических решений в собственных компаниях. К последней трети
60-х годов им это удалось. Государство по сути согласилось с тем, что самостоятельная производственная деятельность предпринимателей способна обеспечить решение макропроблем. Это означало переход от ди-рижистского механизма к стандартной экономической политике кейнсианского типа, к обычным для развитой крупной страны методам взаимодействия между основными хозяйствующими субъектами.
Государство прекратило неограниченное накачивание финансовых ресурсов национализированных компаний из бюджетных средств. Одновременно оно решило модернизировать структуру промышленности путем стимулирования компаний вне зависимости от формы собственности. Тем самым оно впервые протянуло руку помощи крупному частному бизнесу. Стимулирование осуществлялось путем поддержки "крупных проектов" (аэробус, аэрокосмические программы) и путем создания и поддержки "национальных чемпионов" на самых современных направлениях производства - телекоммуникационное оборудование, автомобилестроение, самолетостроение, военное и гражданское электротехническое и электронное оборудование, включая бытовое. Государство активно поддерживало НИОКР, вплоть до прямого финансирования исследования государственных и частных компаний. Одновременно планирование превратилось из инструмента регулирования народнохозяйственных пропорций в средство поддержки бизнеса. Центральным элементом планов становились отраслевые программы развития, через которые финансировались новейшие производства и оказывалась помощь "больным" отраслям промышленности.
За 7 лет либерализации (1967-1974 гг.) ведущие французские компании сумели существенно увеличить свой потенциал. Объем их продаж возрос — с 5 млрд. до
50 млрд. фр. Среди 100 крупнейших неамериканских промышленных фирм французских было в 1966 г. - 15, а в 1973 г. - уже 23. В целом этот период продемонстрировал способность бизнеса активно расти, быстро и самостоятельно справляться с решением многих макрозадач.
Кризис середины 70-х годов поставил предпринимателей в такие условия, когда поддержка и помощь превращались в настоятельнейшую необходимость.
Вмешательство государства в экономику осуществляется в двух вариантах: либо минимизация своей роли и интеграция государственного и частного секторов, помощь бизнесу путем торможения контролируемых государством издержек производства, либо усиление роли государства путем возврата к жесткому дирижизму 50-х годов. Франция снова доказала миру свое своеобразие, выбрав второй путь тогда, когда все развитые страны выбрали первый.
В начале 80-х годов к власти пришло левое правительство, неспособное принять либерализацию ни в теории, ни на практике. Оно решило добиться подъема экономики через стимулирование спроса, что означало дальнейшее
"стягивание одеяла" с производителя. Данный подход дополнился попыткой создания системы целенаправленного регулирования производства и распределения на основе огосударствления кредита и зна- чительной части крупного промышленного производства. С этой целью был проведен ряд национализации, беспрецедентных для всего послевоенного периода. Государству отошла 1/3 промышленности (27% оборота. 37% инвестиций. 30% экспорта), два крупнейших финансовых холдинга, 36 крупных банков, многие страховые компании. Одновременно вводились активный ценовой и валютный контроль, высокий налог на крупные состояния.
Правительству удалось добиться финансового оздоровления и технической модернизации огосу-дарствленных компаний благодаря огромным бюджетным вливаниям. Но очередной вывод за рамки рынка столь существенной части промышленности на этот раз оказался гораздо менее эффективным и продолжительным, так как осуществлялся в совершенно иных внутренних и внешних условиях. Разработчики экономического курса не учли ни возможностей национального бюджета, ни степени открытости экономики, ни возросшей мощи бизнеса и его способности сопротивляться ограничивающим его свободу новациям. Крупный частный бизнес не желал сотрудничать с антипредпринимательским правительством, средний и мелкий - не оправился от шоков середины 70-начала 80-х годов. Задача решения едва ли не одновременно всех обострившихся макропроблем — срочного расширения экспорта, стабилизации цен, ускорения роста, наконец, обеспечения занятости - была возложена на госкомпании. Последние оказались не в состоянии с ними справиться из-за сложного финансового положения и высокой степени бюрократизации руководства.
Резкое обострение бюджетных диспропорций, общая неудовлетворительная экономическая и социальная ситуация заставили левое правительство фактически пересмотреть взгляды на отношения государства и бизнеса. Была начата негласная денационализация (продажа филиалов государственных компаний частным инвесторам). В принятом плане экономического развития указывалось, что инструментом восстановления экономики является предприятие, вне зависимости от формы собственности.
Социалисты были вынуждены выдвинуть ту же микроэкономическую цель, что и правые. -повысить прибыльность компаний, изменить в пользу бизнеса пропорции национального дохода. Одновременно для ликвидации бюджетного дефицита были приняты меры, которые вели к сокращению внутреннего спроса.
Подобные действия подтолкнули маятник предпочтений электората вправо: к
1986 г. к власти вернулись сторонники минимизации государственного вмешательства, опять попытавшиеся развернуть экономику лицом к рынку. Они отменили или су- щественно снизили небллгсгтри-тгпые для крупного капитала налоги, освободил! цены. Была свернута политика крупных проектов и "национальных чемпионов". Произошло дерегулирование валютной сферы - отмена контроля над валютными операциями, над движением капиталов, снятие ограничений с межбанковского, биржевого и ипотечного рынков » т.д.
Правые приняли программу широкой денационализации. Она предусматривала разгосударствление не только подавляющего большинства компаний, национализированных в 80-е годы, но и ряда предприятий, ставших таковыми еще в 40-е годы. К тому же все государственные предприятия (за исключением естественных монополий) были переведены на независимое от бюджета функционирование и начали действовать в жестких условиях мирового рынка, открытости для международной конкуренции и прибыльности.
Вероятно, изменения второй половины 80-х годов были самыми серьезными подвижками в направлении либерализации экономики за последнее двадцатилетие
XX в. 90-е годы характеризовались чередованием в правительстве носителей прямо противоположных идеологий экономического развития. И ни у кого из них не хватало ни времени, ни возможностей, а в некоторых случаях - решимости для долгосрочного претворения...

ВНИМАНИЕ!
Текст просматриваемого вами реферата (доклада, курсовой) урезан на треть (33%)!

Чтобы просматривать этот и другие рефераты полностью, авторизуйтесь  на сайте:

Ваш id: Пароль:

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
Простая ссылка на эту работу:
Ссылка для размещения на форуме:
HTML-гиперссылка:



Добавлено: 2011.08.04
Просмотров: 2314

При использовании материалов сайта, активная ссылка на AREA7.RU обязательная!