Главная / Рефераты / Прочие рефераты

Реферат: Экономические проблемы Содружества Независимых государств


Министерство образования Российской Федерации
Пензенский государственный университет
Кафедра экономической теории и мировой экономики
Курсовая работа по дисциплине «Мировая экономика» на тему: «Экономические проблемы Содружества Независимых государств»
Выполнил студент группы 02АЭ2 Касьянов А.М.
Научный руководитель к.э.н., доцент Дралин А.И.
Пенза, 2003
Содержание
Введение 3
Проблема экономической интеграции стран СНГ 5
Проблемы развития экономик стран СНГ и проблемы внешней
торговли 15
Инвестиции в переходной экономике 21
Вступление стран СНГ в ВТО 26
Заключение 33
Приложение 34
Список используемой литературы 38
ВВЕДЕНИЕ
В последнее время одной из главных тенденций в мировой экономике стало образование интеграционных объединений. У одних групп стран это получается хорошо, у других – сопряжено с определенными проблемами. К ним относятся и государства-участники СНГ.
Они обладают большим природным и экономическим потенциалом, который даёт им значительные конкурентные преимущества и позволяет занять достойное место в международном разделении труда. Они располагают 16,3% мировой территории, 5 – численности населения, 25 - запасов природных ресурсов, 10
- промышленного производства, 12 - научно-технического потенциала, 10% - ресурсообразующих товаров. Среди них пользующиеся спросом на мировом рынке: нефть и природный газ, уголь, лес, цветные и редкие металлы, калийные соли и прочие ископаемые, а также запасы пресной воды и земельные массивы, пригодные для земледелия и строительства.
Только разведанные месторождения нефти в России составляют 13% мировых, в Азербайджане - более 10, в Казахстане и Туркменистане - около
10%. В России сосредоточено около 35% мировых запасов природного газа, в
Азербайджане, Туркменистане, Казахстане и Узбекистане - почти 20%. По суммарной добыче каменного и бурого угля Россия, Украина и Казахстан занимают второе место в мире. Основные запасы алмазов, бокситов, медных, никелевых, кобальтовых и оловянных руд находятся в России. Большие залежи железной руды, бокситов, медных руд расположены на Украине, в Казахстане и
Грузии. В России и Белоруссии находятся крупнейшие в мире лесные массивы
(1/4 лесов земного шара) и запасы калийных солей.
При таком богатстве природными ресурсами и огромном потенциале этих стран, у них имеется огромное количество экономических проблем, связанных в первую очередь с неумением (или нежеланием) этих стран работать сообща, как это подобает странам, входящим в Содружество, да и просто долгие года просуществовавшим неотрывно друг от друга.
Рубеж XX и XXI веков характеризуется, существенным возрастанием экономической взаимозависимости государств планеты. Это усиливает нестабильность в мировом экономическом пространстве. В условиях глобализации целенаправленно укрепляет позиции наш исторический и географический сосед - Европейский союз, развивая интеграцию своих участников вглубь и вширь. А что же СНГ? Ему похвастать пока нечем. Целью данной работы является рассмотрение сложившейся ситуаций и попытка рассмотреть некоторые экономические проблемы, сложившиеся в Содружестве, определить преграды, стоящие перед странами Содружества, мешающие их экономикам включиться в мировое хозяйство.
1. Проблема экономической интеграции стран снг
Когда распался Советский Союз, сохранение многовековых экономических связей между новыми независимыми государствами большинству их руководителей
(за исключением лидеров стран Прибалтики) представлялось задачей первостепенной важности, хотя глубинные мотивы этого были различными. Для одних новорожденных государств, в том числе для России, важно было сохранить традиционные рынки сбыта своих неконкурентоспособных готовых изделий, для других – как можно дольше сохранить сложившуюся в недрах командно-распределительной экономики систему явного и скрытого донорства в пользу менее развитых союзных республик за счет более развитых.
Тогда казалось, что сохранить целостность постсоветского экономического пространства не составит труда. Ведь здесь давно сложились устойчивые межреспубликанские хозяйственные связи, а между новорожденными государствами еще не было никаких торговых барьеров, на первых порах существовала единая валюта, действовали единые технические стандарты, сертификаты качества товаров и т. п. Наконец, все это пространство связывалось развитой транспортной и коммуникационной инфраструктурой, единой энергетической системой и единым языком межнационального общения.
Казалось бы, в СНГ куда больше предпосылок для интеграции, чем в Евросоюзе, где все начиналось чуть ли не с нуля. Однако упускались из вида два важнейших обстоятельства.
Во-первых, переход от командно-распределительной экономики к рыночной перемещает национальные хозяйства стран СНГ в совершенно иную систему координат, где действуют принципиально новые правила игры. Здесь появляются такие неведомые бывшим союзным республикам факторы, как национальная конкурентоспособность; свободный выбор внешнеэкономических партнеров не только в ближнем, но и, что особенно важно, в дальнем зарубежье; асимметрия национальных экономических интересов, обусловленная разным уровнем технико- экономического развития стран, разной структурой их производства, и многие другие.
Во-вторых, реально интегрироваться способны далеко не все страны. Дело в том, что основой реального интегрирования национальных экономик является высокий уровень индустриализации и диверсификации производства и обмена, когда страны взаимодополняют друг друга в широком диапазоне самых разнообразных товаров и услуг, когда внутриотраслевая торговля достигает высокого уровня, дополняя и даже вытесняя межотраслевую торговлю. Лишь на таком этапе технико-экономического развития страны все теснее привязываются друг к другу тысячами торговых, производственных, финансовых и прочих связей и все более превращаются в целостный экономический организм.
Понятно, что такое их сращивание достигается лишь на весьма продвинутом этапе развития обрабатывающей промышленности и прежде всего ее высокотехнологичных отраслей [16, стр. 99].
Напротив, аграрно-сырьевые страны, производя в значительной мере схожий ассортимент продуктов, выступают по отношению друг к другу не столько как взаимодополняющие партнеры, сколько как конкуренты. Поэтому они не открываются навстречу друг другу, а напротив, стремятся друг от друга отгородиться и искать рынки сбыта для своих товаров в других, более развитых регионах мира.
Эта закономерность международного экономического интегрирования убедительно подтверждается полувековой практикой. Интеграция успешно прогрессирует лишь между развитыми странами Западной Европы и Северной
Америки, кое-что удается достичь в этом направлении индустриально продвинутым странам Латинской Америки. Но около трех десятков "зон свободной торговли", "таможенных союзов", и "общих рынков" в остальных развивающихся регионах мира на протяжении многих десятилетий остаются пустоцветами. И это естественно: в Западной Европе и Северной Америке свыше
3/4 экспорта приходится на готовые изделия, в том числе 40-50% - на продукцию машиностроения, обладающую повышенной способностью связывать страны-партнеры узами международного разделения труда (см. табл. 1 приложения). В меньшей степени подготовлена такая материальная почва для интегрирования в Южной Америке, еще меньше - в регионе СНГ, который по отраслевой структуре своего экспорта, особенно экспорта машин и транспортных средств, тяготеет не к Западной Европе или Северной Америке, а скорее к Ближнему Востоку или Африке, где, начиная с 60-х годов, не удалась ни одна из многочисленных попыток интегрирования.
Не удивительно, что, несмотря на все усилия интеграторов и на отдельные примеры относительно удачного хозяйственного взаимодействия стран
СНГ на двусторонней основе, экономическое пространство Содружества неуклонно расползается по швам. Общепризнанным показателем интенсивности межстрановых экономических связей является доля их взаимной торговли в общем объеме товарооборота со всеми странами мира. В этом показателе находит отражение и уровень технико-экономического развития стран- партнеров, и масштабы обмена инвестициями, и состояние производственного кооперирования их предприятий, и многие другие аспекты реального сращивания их национальных экономик.
Еще важнее, с точки зрения интеграции, процентное отношение объема взаимной торговли (либо взаимного экспорта) стран-партнеров к совокупному объему их ВВП. Этот показатель характеризует степень экономической открытости стран по отношению друг к другу. Расчеты показывают, что такое взаимосцепление убывает еще быстрее, чем доля взаимной торговли стран
Содружества (см. рис. 1 приложения). В целом по СНГ этот показатель с 1990 г. упал в 6,4 раза, в том числе у России - в 7,3 раза. Это значит, что национальные хозяйства этих стран все более обособляются друг от друга.
Иначе говоря, неуклонно углубляется их дезинтеграция.
Положение усугубляется тем, что в товарообороте внутри СНГ доля готовых изделий, в особенности машин и транспортных средств неуклонно уменьшается, а доля базовых ресурсов растет. С 1990 г. по 2001 г. удельный вес базовых ресурсов во взаимном экспорте СНГ возрос в 2,2 раза, в том числе топлива и сырья – более чем вчетверо. В то же время доля машин и транспортных средств упала в 1,7 раза, а изделий легкой промышленности – в
2,5 раза.
Это происходит, прежде всего, из-за неконкурентоспособности местных готовых изделий по сравнению с аналогами, импортируемыми из дальнего зарубежья. И рядовые потребители, и инвесторы предпочитают покупать пусть более дорогие, но зато качественные и надежные товары, изготовленные в развитых странах рыночной экономики, где конкуренция вынуждает производителей постоянно совершенствовать свою продукцию. Импортируемые из дальнего зарубежья товары как бы выдавливают готовые изделия из внутрирегионального товарооборота Содружества, что ведет к возрастанию в нем доли топливно-сырьевых ресурсов, металлов и других базовых товаров [16, стр. 105].
Таким образом, объективные предпосылки для интегрирования национальных экономик здесь не улучшаются, а ухудшаются. С одной стороны, для взаимной торговли остаются все больше аграрные и топливно-сырьевые товары, которые, как уже сказано, далеко не способствуют интеграции национальных экономик. С другой стороны, именно такие товары наиболее конкурентоспособны на мировых рынках, поскольку их качество определяется в основном самой природой и потому всюду более или менее одинаково, а издержки их производства в
Содружестве достаточно низки по мировым меркам. Поэтому их конкурентоспособность в странах дальнего зарубежья гарантирована.
В таких условиях производители базовых ресурсов закономерно устремляются на рынки этих стран, тем более, что там экспортные цены значительно выше, чем внутри стран СНГ или в торговле между ними.
Естественно, что наибольшая переориентация на дальнее зарубежье наблюдается у тех стран СНГ, которые располагают такими природными ресурсами и мощностями по их добыче (см. табл. 2 приложения). Это, прежде всего,
Азербайджан, экспорт которого в дальнее зарубежье в 2000 г. состоял на 93% из нефти, ее производных и других минеральных продуктов; Россия (доля нефти и других минеральных продуктов - 55,4%); Украина (черные и цветные металлы
- 45%, минеральное сырье -10%); Казахстан (металлы - 34%, минеральные продукты - 54%); Узбекистан (хлопок - около 80%); Таджикистан (минеральные ресурсы - 61%, цветные металлы - 56%)[4, стр. 17]. Характерно, что быстрый рост в последние годы доли дальнего зарубежья в экспорте Армении, Украины и
Казахстана в значительной мере обусловлен увеличением в его структуре удельного веса продукции базовых отраслей и уменьшением удельного веса готовых изделий.
Напротив, те страны СНГ, в экспорте которых значительное место занимают готовые изделия и пищевые продукты, например, Белоруссия или
Молдавия не очень преуспели в освоении рынков за пределами СНГ и по- прежнему большую часть своего неконкурентоспособного в дальнем зарубежье экспорта направляют в страны Содружества. То же отчасти относится к Грузии и Киргизии. В этом одна из основных причин относительно умеренной переориентации этих четырех стран на дальнее зарубежье.
Ограниченность выхода этих стран за пределы СНГ как экспортеров обусловливает и относительно скромный удельный вес дальнего зарубежья в их импорте. Это означает, помимо прочего, и ограниченность их возможностей ввозить новейшее оборудование для переоснащения собственной промышленности на уровне мировых стандартов. Следовательно, у таких стран заторможенный выход на рынки дальнего зарубежья является, по-видимому, долговременной тенденцией, предопределяющей длительную их ориентацию на рынок СНГ.
Но почему до самого последнего времени такие типичные экспортеры топлива и цветных металлов, как Туркмения, Киргизия и Казахстан отставали от других стран Содружества по степени выхода на рынки дальнего зарубежья?
Они могли бы не менее успешно, чем Азербайджан или Россия сбывать там свои минеральные ресурсы, если бы существовала соответствующая транспортная инфраструктура. В свое время она создавалась так, чтобы обеспечивать топливом и сырьем основные индустриальные регионы СССР – Центр, Урал,
Алтай, Донбасс и т. п. Необходимые для перевозки таких крупнотоннажных грузов железнодорожные и трубопроводные магистрали, которые связывали бы эти континентальные республики с дальним зарубежьем, почти отсутствуют.
Попытки же Туркмении поставлять свой газ в Европу через российские газопроводы оказались разочаровывающими. Такие магистрали постепенно вводятся в строй, и это, скорее всего ускорит переориентацию
Центральноазиатских стран на рынки Китая, Турции, Ирана и другие регионы дальнего зарубежья. И их внешнеэкономические предпочтения закономерно еще более переместятся с России и СНГ в целом на дальнее зарубежье.
Поэтому национальные экономики стран СНГ продолжают "разбегаться" в разные стороны. Россия, конечно, все еще остается главным центром экономического притяжения для остальных стран Содружества. Но ее доля в экспортных поставках даже ближайших соседей (Белоруссии, Украины, Молдавии и Казахстана) неуклонно снижается. Еще быстрее ослабевают торговые связи между остальными странами СНГ.
Минувшее десятилетие показало, что объективные условия для интегрирования экономик стран СНГ не улучшились, а значительно ухудшились, не говоря уже о том, что их хозяйственные механизмы в большинстве случаев стали менее схожими, а значит, и менее совместимыми, чем были в начале 90-х годов. Так, по оценкам Европейского банка реконструкции и развития, в 2002 г. доля частного сектора в формировании ВВП Армении и России составляла
80%, Грузии, Казахстана и Украины - 65%, Азербайджана и Киргизии - 60%,
Молдавии и Таджикистана - 50%, Узбекистана - 45%, Туркмении - 25%, а
Белоруссии - лишь 20%. Можно ли интегрировать белорусскую экономику с российской, если участие государства там в 5 раз выше, чем у нас? Или хотя бы с украинской и казахской, где оно в 3,3 раза меньше, чем в Белоруссии? В таких условиях не приходится рассчитывать на то, что ситуация с экономическим интегрированием этих стран в ближайшем будущем может измениться к лучшему [4, стр. 22].
Вопреки таким реалиям ряд стран СНГ упорно стремится переломить дезинтеграционные процессы. И делают это путем последовательного усложнения выдвигаемых задач и расширения полномочий интеграционных институтов.
Обратите внимание: вначале (правда, после явного провала Соглашения 1992 г. о принципах таможенной политики) предполагалось создать зону свободной торговли. Это наиболее простая и приемлемая для всех форма организации взаимного товарообмена, которая связывает тарифно-таможенную политику государств-членов только в части их взаимной торговли, оставляя полную свободу действий в отношении всех других торговых партнеров. Вполне очевидно, что чем большая доля внешнеторгового оборота страны ориентирована на таких "внешних" партнеров, тем меньше ей хочется связывать себе руки в отношениях с ними единой тарифно-торговой политикой [13, стр. 73].
Однако, несмотря на возрастание такого объективно тормозящего фактора
(см. табл. 2 приложения), в 1995-1996 гг., как уже сказано, пять стран во главе с Россией, не доведя до конца формирование зоны свободной торговли, решают создать таможенный союз. Это обязывает всех его участников иметь единую таможенную территорию и, соответственно, единый тарифный барьер по отношению к третьим странам, а следовательно, и проводить единую внешнеторговую политику в отношении всего остального мира. Тем самым должен быть положен конец самостоятельности государств-членов "пятерки" в их торговых отношениях с прочими странами. Это, естественно, идет вразрез с их национальными экономическими интересами.
Ведь менее индустриализированные страны СНГ предпочитают не вводить высоких импортных пошлин на готовые изделия (например, на автомобили) из дальнего зарубежья, тогда как Россия, Белоруссия и некоторые другие развитые государства Содружества, напротив, заинтересованы в создании внутри таможенного союза тепличных условий для своей обрабатывающей промышленности. Поэтому в таможенный союз в 1995-1996 гг. удалось включить только пять стран. Но и в таком узком составе каждая из них настаивает на длинном списке изъятий из единого согласованного тарифа, оставляя для себя солидные бреши в этом барьере. Не удивительно, что за шесть лет существования "пятерки" удалось согласовать лишь 10% единых импортных тарифов. Вместе с 50% изначально совпадавших это дает 3/5, но остальные 2/5 затрагивают жизненно важный для каждой страны-участницы импорт и не поддаются приведению к общему знаменателю. А коли так, то единый тарифный барьер в целом ввести невозможно.
Тогда решили преобразовать несостоявшийся Таможенный союз в
Евразийское экономическое сообщество, предполагающее еще более высокую степень интеграции. При этом предпринята попытка ужесточить процедуру принятия коллективных решений: принцип единогласия заменен принципом квалифицированного большинства. Теоретически это позволяет той или иной коалиции стран внутри "пятерки" навязывать свою волю колеблющимся или строптивым ее членам.
Наконец, новая инициатива еще более амбициозна, поскольку единое экономическое пространство - это не только общая таможенная территория, но и общий рынок услуг, капиталов и рабочей силы, что в принципе предполагает либо теснейшую увязку рыночных курсов национальных валют, либо введение единой валюты типа евро в ЕС. Кроме того, это предполагает единую модель хозяйствования и очень близкие политические режимы высокоразвитой демократии. Примечательно, что и в этом случае не обошлось без усиления надгосударственного начала: объявлено о намерении создать межгосударственную комиссию по торговле и тарифам, независимую от национальных правительств. Похоже, что в этом плане мы окажемся впереди планеты всей. Органов, независимых от государств-членов, нет ни в ЕС, ни в одном другом интеграционном объединении.
Итак, интеграция в странах Содружества тормозится по следующему ряду причин:
. неготовность стран Содружества к самостоятельной экономической деятельности;
. неконкурентоспособность товаров, выпускаемых в странах СНГ, по сравнению с более качественными зарубежными товарами, или же невыгодность продажи некоторых товаров внутри Содружества из-за их более высокой цены за его пределами;
. несовпадение целей, преследуемых разными странами Содружества;
. невозможность (на данном этапе) создания единого экономического пространства и таможенного союза.
Все это препятствует интеграции внутри СНГ и делает сложным вливание национальных экономик в мировое хозяйство.
Таким образом, на протяжении уже десяти лет на постсоветском пространстве наблюдается уникальное явление: чем меньше страны СНГ по объективным причинам способны к реальному интегрированию, тем более неподъемные интеграционные проекты выдвигаются и тем больший упор делается на институционально-административный ресурс. Вектор реального экономического развития и вектор политических усилий направлены в противоположных направлениях. Похоже, что лидеры "пятерки", "четверки" и российско-белорусской "двойки" рассчитывают переломить ситуацию волевыми приемами. Возможно, сказывается то, что и лидеры, и в целом политические элиты стран СНГ воспитывались в эпоху, когда все экономические процессы происходили "по воле партии и правительства". Но пора бы уже усвоить, что законы экономики столь же объективны и неумолимы, как законы физики или химии. Через колено их не переломишь. Сколько бы ни переименовывались их многосторонние объединения, как бы ни переделывались их межправительственные организации, повернуть вспять объективно обусловленный процесс дезинтеграции экономического пространства Содружества невозможно.
В этих условиях единственно разумным является ориентация на обычные двусторонние торгово-экономические отношения, какие Россия и другие государства СНГ успешно развивают со странами Прибалтики, Восточной Европы,
Южной и Восточной Азии. Такая модель отношений внутри Содружества фактически давно сложилась. И лучше бы, не наступая раз за разом на одни и те же грабли, эффективно использовать эту оправдавшую себя форму сотрудничества.
2. Проблемы развития экономик стран СНГ и Проблемы внешней торговли.
В 1991 г. все государства СНГ начали экономические реформы, которые характеризуются как общими (либерализация цен и внешнеэкономической деятельности, стремление к конвертируемости национальных валют, приватизация государственной собственности), так и специфическими
(преодоление внешней зависимости в сырьевой, продовольственной, военной и других областях) мерами. Но либерализация цен обусловила неэффективность многих кооперационных связей, а либерализация, внешнеэкономической деятельности выявила неконкурентоспособность большинства производств.
Приватизация собственности породила неуправляемость и безответственность в экономической сфере.
Существенно ограничивают возможности интеграции складывающиеся в странах Содружества экономические и социальные условия: неравномерность распределения экономического потенциала, усиливающаяся недостатком топливно- энергетических ресурсов и продовольствия; военные конфликты на территориях отдельных стран Содружества; противоречия между целями национальной политики и интересами МВФ, Мирового банка; неунифицированность национальных правовых баз [17, стр. 52].
Тенденции социально-экономического развития стран Содружества характеризуют таблицы 3 и 4 приложения. Объем ВВП, промышленного и сельскохозяйственного производства, уровень инвестиций упали, резко сократились транспортные потоки, реальные доходы населения уменьшились, возросла безработица и усилились инфляционные тенденции. При этом глубина спада в промышленности была больше, чем в сельском хозяйстве, что позволяет сделать вывод о деиндустриализации производства, снижении его эффективности. Это стало основным фактором падения доходов населения, соответственно потребления, зафиксированного уменьшением розничного товарооборота в СНГ.
Экономический рост, обозначившийся в последние годы в странах СНГ, пока не в силах преодолеть сложившиеся в них деформации воспроизводственного процесса. Можно говорить лишь о некотором ослаблении их негативных последствий для макроэкономики за прошедшее десятилетие. В среднем по странам СНГ за 1991-2000 гг. ВВП снизился на 34%, объем промышленного производства - на 40, продукция сельского хозяйства - на 28, инвестиции в основной капитал - на 67%. Почти во всех странах Содружества еще не достигнут дореформенный уровень ключевых экономических показателей.
Так, ВВП России в 2000 г. составил 68% объема 1991 г., Белоруссии - 90,
Казахстана - 78, Киргизии - 72, Украины - 47, Молдовы - 60, Азербайджана -
60% [21, стр. 83]. В среднем по странам СНГ объем ВВП в 2000 г. был равен
66% уровня 1991 г. Все страны формировали дефицитные бюджеты, а, начиная с
1998 г., озабочены выплатами по внешнему долгу. Иностранные инвестиции так и не достигли больших объемов, промышленность оставалась на низком технологическом уровне и не смогла начать выпуск конкурентоспособной продукции. Только в последние годы темпы роста ВВП стабилизировались.
Одним из последствий структурной деформации производства и инвестиций стало чрезмерное развитие добывающих отраслей. Это превращает государства
Содружества в ресурсные сегменты мирового рынка, лишает их экономические системы взаимозависимости и взаимодополнения и, соответственно, выступает объективным препятствием для их интеграции, поскольку для добывающих моноотраслевых стран она бессмысленна.
В России усиление сырьевой специализации промышленности и структуры отечественного экспорта привело к чрезмерной импортной зависимости внутреннего рынка, угрожающему росту государственного внешнего долга, сопровождающемуся неконтролируемой утечкой российского капитала за рубеж.
Большинство государств Содружества переориентировали внешнеэкономические связи на третьи страны. Так, объем торговли России со странами Содружества снизился со 138,1 млрд. долл. в 1991 г. до 19 млрд. в
1999 г. В 2000 г. лишь у Белоруссии и Таджикистана большая часть экспортно- импортных операций приходилась на долю партнеров по Содружеству (см. табл.
5 приложения). Стоимость взаимных товарных поставок все больше растет, а их физический объем сокращается. По ряду важных товаров (нефтепродукты, алюминий, целлюлоза, сахар, сливочное масло, легковые автомобили и др.) цены в торговле между странами СНГ превысили уровень мировых, что нередко делает более дешевой их закупку вне границ группировки. Россия, например, по отдельным товарам упускает выгоду в торговле с ближним зарубежьем (см. табл. 6 приложения). Переход на мировые цены предопределил высокий уровень несбалансированности структуры промышленности, создал благоприятные условия для развития сырьевых отраслей и неблагоприятные - для перерабатывающих, в первую очередь для машиностроения, легкой и пищевой промышленности.
Хотя в отдельных случаях доля взаимной торговли достаточно высока, ее общий объем в рамках Содружества по-прежнему уступает объему торговли с дальним зарубежьем. Россия по-прежнему остается для большинства стран
Содружества их основным партнером, что объясняется в основном зависимостью от ее поставок энергоресурсов, отдельных видов сырьевых товаров и машинно- технической продукции. Доля России во внешнеторговом обороте отдельных стран СНГ составляет от 54 до 88%. Весьма существенно ее участие и в торговом обороте с дальним зарубежьем (78% экспорта и 57% импорта).
Включение стран СНГ в мировую экономику - главное достижение их независимого хозяйствования. Общий объем экспорта из СНГ в остальной мир составил в середине 90-х гг. 80 млрд. долл. Однако общий объем внешней торговли не соответствует их экономическому потенциалу. На страны СНГ приходится лишь 4,5% мирового оборота. Экспорт товаров и услуг в страны вне
СНГ в расчете на душу населения в середине 90-х гг. составлял в среднем по
Содружеству всего 277 долл. в год (в России - 443, Белоруссии - 72,
Казахстане - 141, Туркменистане - 125, Украине 108, Таджикистане - 85,
Узбекистане - 75, Молдове -64, Азербайджане - 44, Кыргызстане - 31, Армении
- 28, Грузии - 13 долл.)[14, стр. 83].
В экспорте стран СНГ снизилась доля готовых товаров и услуг, а также комплектующих изделий, выросла доля необработанного сырья. Более 40% экспорта России - сырая нефть и природный газ, почти треть общего объема экспорта Белоруссии составляет сырая нефть (реэкспорт из России), 80% экспорта Азербайджана - нефть и продукты ее переработки; 52% экспорта
Казахстана - каменный уголь, сырая нефть, продукты ее переработки, ферросплавы, медь и медные необработанные сплавы, никель, алюминий; 50% экспорта центрально-азиатских республик - хлопковое волокно.
Образовавшуюся в связи с падением отечественного производства нишу на потребительском рынке стран СНГ все интенсивнее заполняет импортная продукция. В 1991 г. товарное обеспечение розничного товарооборота примерно на 90% формировалось за счет продукции собственного производства, а в 2000 г. в России и на Украине, например, оно наполовину состояло из импортных товаров, по отдельным видам одежды и обуви - на 60-80%. Между тем чрезмерная зависимость внутреннего рынка от импортных поставок продовольствия и потребительских товаров создаст угрозу экономической безопасности (в мировой практике предельным уровнем безопасности считается
30%-ная доля импорта во внутреннем потреблении, в том числе 25% по продовольствию).
Стабильное положение на потребительских рынках Содружества в последние годы во многом достигнуто за счет импортной продукции. Все больше проявляется тенденция зависимости от стран дальнего зарубежья не только в сфере высокотехнологичных производств, но и обычных потребительских товаров. При этом они вытесняют неконкурентоспособные товары национальных производителей. В результате целые отрасли оказались вытесненными с рынка.
Структуры импорта и экспорта стран Содружества свидетельствуют о том, что в дальнее зарубежье устойчиво поставляются невозобновляемые товары, а в ближнее поступают потребительские товары. Кроме того, нет эффективного механизма, который переориентировал бы выручку от внешнеэкономической деятельности стран СНГ в сферу реального производства. Она уходит либо в оффшоры, либо пополняет спекулятивный капитал, будоражащий финансовый рынок. Все это создает предпосылки для закрепления той модели хозяйствования, при которой преимущественное развитие получают сырьевые отрасли.
Одна из острейших проблем экономического развития стран СНГ в начале
XXI в. - погашение и обслуживание внешнего долга. Суммарный объем государственного внешнего долга России в 2000 г. составил 158,4 млрд. долл., в том числе 103,6 - долги бывшего СССР и 54,8 - РФ. Украина же входит в число 30 стран мира, имеющих внешний долг более 12 млрд. долл. По относительному уровню задолженности лидирует Кыргызстан, чей внешний долг составил по отношению к ВВП 104%, а к экспорту товаров и услуг - 228%. По затратам на обслуживание внешнего долга Туркменистаном выделяется 14,5% к
ВВП и 31% к экспорту (5-е место в мире) [21, стр. 86].
Несбалансированность торговли и низкая платежеспособность стран- участниц СНГ привели к образованию их крупной задолженности России - свыше
8 млрд. долл. Несмотря на то, что часть долгов была переоформлена в технические кредиты, просроченная задолженность за поставки по прямым хозяйственным договорам постоянно растет и может быть отнесена к разряду безнадежных долгов. Только за энергоресурсы страны ближнего зарубежья задолжали России более 2,5 млрд. долл., в том числе Украина - 1,4 млрд. долл. При этом Россия продает газ странам Запада по 110 долл. за 1000 м3, а
Украине - по 80, Армении - по 53 и Грузии - по 50 долл. [8, стр.136].
Правительство РФ и сейчас рассматривает возможности увеличения объемов кредитования партнеров по интеграции, тогда как предоставление новых кредитов следовало бы увязать с возвращением долгов, их трансформацией в государственные долги, или, что более действенно, имущественным обеспечением долга. В счет погашения задолженности государство-должник может передавать свои объекты собственности или пакеты акций приватизированных предприятий, представляющих интерес для кредитора.
Таким образом, можно обозначить ряд проблем, связанных с экономическим развитием стран-участниц СНГ: деиндустриализация производства и снижение его эффективности, деформации воспроизводственного процесса, превращение стран СНГ в ресурсные сегменты мирового рынка по причине слишком сильного развития добывающей промышленности, снижение доли готовых товаров в экспорте стран СНГ, проблемы с погашением внешнего долга. Эти проблемы являются на данный момент самыми острыми и требуют безотлагательного решения.
3. Инвестиции в переходной экономике.
В мировой практике инвестиции исчисляются как разность между стоимостью произведенной продукции и размером текущего потребления (в статистике стран СНГ этот показатель называется валовым накоплением). В широком смысле слова они отражают общий объем сбережений, включая капиталовложения в производство, социальную сферу, человеческий капитал, индивидуальное жилищное строительство, ценные бумаги, банковские счета и даже сбережения «в чулке». В развитых индустриальных странах сбережения, по данным Всемирного банка, составляют в среднем 20-23% ВВП (в ФРГ - 22%, США
- 16%), а средний темп его прироста в 90-х гг. - соответственно 1,5 - 2,5% в год. В молодых государствах накопления в среднем достигают 17%. При быстрых (в сравнении с Европой и Японией) темпах роста населения прирост
ВВП там составляет 3-4% в год, а в расчете на душу населения - 1,5-1,8%
[15, стр. 113].
Объем внутренних инвестиций, по подсчетам Всемирного банка, в России и других странах СНГ в 90-х гг. составлял 27-30% ВВП (в 1996 г. - 21%). С
1997 г. ВВП СНГ увеличивается, причем весьма медленно - менее чем на 1%.
Для оплаты растущего объема импорта необходимо увеличить «дальний» экспорт продукции добывающих отраслей. Поэтому в странах Содружества, несмотря на снижение доли средств, направляемых в производственные инвестиции (с 67% в 1991 г. до 59% в 2000 г.), возросла доля капитальных вложений в топливную промышленность и энергетику: в Азербайджане - с 73 до
84%, в России - с 40 до 57, на Украине - с 31 до 46% [7, стр. 137].
Увеличилась также доля инвестиций, направляемых в металлургию, но повсеместно снизилась доля вложений в машиностроение и легкую промышленность.
Опасно, что данные тенденции имеют нарастающий характер. Чем интенсивнее добывающие отрасли стран СНГ «врастают» в систему мирохозяйственных связей, тем глубже спад производства в их обрабатывающих отраслях. Это в свою очередь неизбежно подталкивает государства Содружества к еще более энергичным усилиям по развитию торговли с дальним зарубежьем, в основе которой - ускоренное развитие добывающих отраслей и их ориентация на мировой рынок, что, разумеется, препятствует интеграции в СНГ, превращая его участников в ресурсные придатки мирового рынка.
Россия в 1994-2000 гг. инвестировала в экономику стран ближнего зарубежья немалую сумму - 1,5 млрд. долл. Однако факт ее «инвестиционного присутствия» в большинстве стран нередко рассматривают как угрозу суверенитету и усиление зависимости от России, нуждаясь в разносторонней помощи. Вместе с тем настороженно воспринимают проекты надгосударственного характера, тщательно ограждают свою самостоятельность, особенно когда речь идет о выходе на мировые рынки, получении зарубежной помощи и привлечении иностранных инвестиций.
Структура и географическая направленность внешнеторгового оборота отражают стремление отдельных стран Содружества удержать традиционные и проникнуть на новые, более привлекательные по условиям торговли сырьевые рынки «третьих стран», сохранить конкурентную способность экспортоориентированных отраслей и производства, а также поддержать и расширить ассортимент потребительских товаров.
Ограниченность финансовых ресурсов не позволяет переломить ситуацию в целом: для изменения структуры экономики на 1% требуются финансовые ресурсы, эквивалентные 2-3% ВВП. С одной стороны, финансовые ограничения способствуют относительной устойчивости структуры спроса и оправдывают усилия по сохранению прежней специализации и кооперирования в рамках СНГ. С другой - неопределенность экономической политики подталкивает ряд стран
Содружества к поиску ресурсов (в том числе и внешних) для проведения структурных преобразований в целях обеспечения экономической безопасности.
Финансовый кризис 1998 г. негативно отразился на банковской системе стран Содружества и привел к уходу многих иностранных инвесторов с их рынков. Однако в настоящее время наблюдается некоторая стабилизация в сфере инвестирования реального сектора экономики, о чем свидетельствует динамика инвестиций в основной капитал. В 1999 г. по сравнению с 1998 г. объем инвестиций в основной капитал в среднем по странам Содружества увеличился на ...

ВНИМАНИЕ!
Текст просматриваемого вами реферата (доклада, курсовой) урезан на треть (33%)!

Чтобы просматривать этот и другие рефераты полностью, авторизуйтесь  на сайте:

Ваш id: Пароль:

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
Простая ссылка на эту работу:
Ссылка для размещения на форуме:
HTML-гиперссылка:



Добавлено: 2012.01.22
Просмотров: 1834

При использовании материалов сайта, активная ссылка на AREA7.RU обязательная!