Главная / Рефераты / Рефераты по уголовному праву

Реферат: Понятие и классификация доказательств


Вариант №3.
1. Теоретический вопрос: Понятие и классификация доказательств.
Понятие доказательств. В уголовном процессе доказательственное право всегда занимало одно из центральных мест. Исторически сложившиеся формы процесса - обвинительный, розыскной (инквизиционный), состязательный, смешанный, на основе которых государство вело борьбу с преступностью, - определялись в первую очередь различным отношением к пониманию, оценке и использованию доказательств. Неспроста в период политических репрессий в
СССР их теоретической основой стало учение о доказательствах А. Вышинского, по сути возродившее инквизиционный уголовный процесс ("признание обвиняемого - царица доказательств" и т.д.). Вот почему многие ученые и практики придают столь большое значение тому, насколько полно и правильно отражены положения доказательственного права в современном уголовно- процессуальном законодательстве. На мой взгляд, оснований считать эту проблему решенной в новом УПК России пока, к сожалению, нет.
Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (они перечислены в ст. 73 УПК и образуют в совокупности предмет доказывания), а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».
Такое определение понятия доказательства по уголовному делу само по себе не вызывает особых возражений, тем более что оно используется в теории уголовного процесса уже много десятков лет и прошло проверку временем.
Однако законодатель, отталкиваясь от данного определения и не отграничив его от понятия источника доказательств, также используемого в процессуальных нормах, пытается перечислить в законе виды доказательств, что приводит к очевидной путанице.
Так, согласно ч. 2 ст. 74 УПК «в качестве доказательств допускаются:
1) показания подозреваемого, обвиняемого;
2) показания потерпевшего, свидетеля;
3) заключение и показания эксперта;
3.1) заключение и показания специалиста;
4) вещественные доказательства;
5) протоколы следственных и судебных действий;
6) иные документы».
Если проследить за "ходом мысли" законодателя, то отнесение к доказательствам первых четырех видов представляется логичным. Ведь показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста - это и есть сведения об обстоятельствах дела, сообщенные указанными лицами на допросе (ст.ст. 76 - 80 УПК).
Признавая же в ст. 81 УПК вещественными доказательствами "любые предметы... которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела", законодатель вступает в противоречие с положением ч. 1 ст. 74 УПК, по смыслу которого любое доказательство - это не человек и не предмет, а сведения о преступлении и других обстоятельствах уголовного дела, содержащиеся в памяти конкретного человека или сохранившиеся на конкретном предмете.
Аналогичное противоречие обнаруживается и при анализе текста пп. 5 и 6 ч. 2 ст. 74 УПК: доказательством, опять-таки исходя из смысла ч. 1 этой статьи, следует считать не сами протоколы следственных и судебных действий, а содержащиеся в них сведения. А далее в ст. ст. 83 и 84 УПК обнаруживаем, что "протоколы... допускаются в качестве доказательств, если...", "иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 настоящего Кодекса".
Возникает закономерный вопрос: что же все-таки авторы нового УПК относят к доказательствам - сами предметы, протоколы и иные документы или сведения, носителями которых они являются?
В. Зажицкий попытался ответить на него следующим образом: "В приведенной статье закона сформулировано так называемое двойственное понятие доказательств: с одной стороны - это сведения, с другой - их процессуальные источники".[1] В принципе подобная точка зрения на понятие доказательств, как и другая, противоположная ей, согласно которой доказательство - это единство фактических данных, т.е. сведений и их источников[2], существует давно. Ряд ученых - сторонников второй точки зрения - включает в понятие доказательства еще и порядок, процедуру собирания доказательств, без соблюдения которых сведения о преступлении не могут стать допустимыми доказательствами.
Представляется, что, хотя само доказательство неразрывно связано с его источником, поскольку оно не существует без процессуальной формы и может быть использовано только при условии соблюдения установленной законом процедуры, все же источник доказательств, способы и порядок его собирания находятся за рамками понятия доказательства.
Итак, доказательство совершенно верно определено в УПК РФ как сведения, т.е. информация, об обстоятельствах преступления, по поводу которого расследуется или рассматривается судом уголовное дело, полученные лицом, производящим расследование, либо судом в ходе допроса граждан, проведения других следственных и судебных действий, ознакомления с документами и предметами, приобщенными к делу.
Физическим (материальным) носителем этих сведений могут быть: а) человек, выступающий по делу в качестве участника процесса - подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста; б) неодушевленный предмет - труп человека или животного, их материальные следы, одежда, транспортные средства, оружие и т.д.; в) документы - бумаги, фотографии, аудио-, кино-, видеозаписи, иные носители информации.
Если следователю, суду известны люди, неодушевленные предметы или документы, обладающие информацией об обстоятельствах преступления, это еще не означает, что данная информация стала доказательством. Для того чтобы стать доказательством, сведения должны быть собраны в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, а именно путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК, результатом которых должны стать процессуальные акты, - например протоколы допросов, других действий, постановления о приобщении к делу предметов в качестве вещественных доказательств и т.д. Только в этом случае информация становится доказательством.
Процессуальным носителем информации, полученной и приобщенной к делу в виде доказательства, или по другой, более принятой в теории уголовного процесса терминологии, источником доказательства выступают не сами люди или предметы, а процессуальные акты, в которых зафиксированы сообщенные ими или обнаруженные на них сведения, имеющие значение для дела. Исключение здесь составляют документы, для которых физический (материальный) и процессуальный носители сведений нередко совпадают - это, к примеру, приобщенная к делу бумага, сохранившая на себе знаковую информацию.
Таким образом, если само доказательство - это сведения, то источник доказательства - это процессуальная форма, в которой закреплены, изложены данные сведения. И соотносятся указанные понятия так же, как содержание и форма. Возможно, что истина в споре между сторонниками двух приведенных точек зрения на понятие доказательства находится, как всегда, посредине.
Доказательство и его источник - разные понятия, поскольку в первом случае речь идет об информации, а во втором - о носителе этой информации. С другой стороны, информация, сведения не могут существовать автономно, в отрыве от своего носителя. Способы и порядок собирания, закрепления и проверки доказательств определяют не содержание сведений и даже не форму, а их юридическое свойство - допустимость, позволяющее оперировать ими в процессе доказывания. К примеру, протокол допроса может подробно и правильно отражать показания свидетеля, быть прекрасно оформлен, но сам допрос произведен с грубым нарушением установленной законом процедуры. Поэтому можно говорить о неразрывной связи между доказательством, его источником и процедурой извлечения сведений из их физического (материального) носителя.
Но никак - о том, что все перечисленное охватывается одним понятием доказательства.
Четкое разделение понятий доказательства и источника доказательства имеет не только важное теоретическое, но и практическое значение. Во- первых, сам законодатель одним из способов проверки доказательств называет в ст. 87 УПК "установление их источников". Следовательно, чтобы правильно применять данную норму закона и обеспечить проверку доказательств, необходимо знать, что же является их источником.
Во-вторых, такое разделение позволит органам предварительного расследования и суду правильно излагать доказательства, положенные в основу соответствующего обвинения и приговора, не подменяя содержание формой, а значит, правильно воспринимать выводы, содержащиеся в этих документах, теми лицами, которые с ними знакомятся (обвиняемый, осужденный, потерпевший, государственный обвинитель, вышестоящий суд и т.д.).
Например, следователь в обвинительном заключении, а затем и судья в приговоре перечисляют доказательства, указывающие на вину обвиняемого, подсудимого: сначала тот дал "признательные" показания на допросе в качестве подозреваемого, затем признал вину в предъявленном обвинении и дал аналогичные показания на допросе в качестве обвиняемого, затем подтвердил свои показания на дополнительном допросе, то же самое показал в судебном заседании. Создается впечатление, что речь идет как минимум о четырех самостоятельных доказательствах, положенных в основу обвинения и приговора.
А по существу это лишь четыре источника одних и тех же сведений, сообщенных лицом, совершившим преступление.
Похожая ситуация возникает и в тех случаях, когда подозреваемый, обвиняемый повторяет свои показания в ходе других следственных действий - очной ставки, следственного эксперимента, проверки показаний на месте и т.д. Как верно отметил по этому поводу Ю. Кореневский, в любом случае результаты подобных следственных действий могут приобрести значение самостоятельных доказательств лишь тогда, когда "в ходе этих действий получены какие-либо новые данные либо подтверждены (или опровергнуты) прежние... Если же никаких новых данных не получено и все сведется к тому, что при выходе на место обвиняемый просто повторит показания, которые дал на допросе, это останется тем же признанием". И далее автор делает совершенно обоснованный вывод о том, что попытки представить результаты таких следственных действий как отдельные самостоятельные доказательства
"приводят к созданию искусственного обманчивого впечатления о наличии совокупности доказательств и таким образом искажают оценку доказательств, создают почву для судебной ошибки".[3]
Так, анализируя причины отмены приговора Краснодарского краевого суда по делу Ивченко, Макухи и других, высшая судебная инстанция страны подчеркивает: "Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключения экспертов, протоколы следственных действий, иные документы, подтверждающие, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание. Например, не только перечислить фамилии потерпевших, свидетелей, но и изложить существо их показаний. По настоящему делу это требование закона не выполнено. Суд в приговоре ограничился только перечислением доказательств, которые, по мнению суда, подтверждают вину осужденных, но не раскрыл их содержания, не опроверг доводов осужденных, отрицавших вину, не дал оценки другим доказательствам, в том числе и оправдывающим осужденных".[4]
Любопытно, что сторонники единства сведений и их источников, критикуя двойственное определение доказательства, в свое время тоже подчеркивали недопустимость подмены анализа доказательств перечнем их источников, обоснования выводов о виновности обвиняемого ссылками на показания свидетелей без изложения содержания этих показаний, считая, что подобные ошибки на практике происходят именно вследствие отрыва фактических данных и их источников.
Классификация доказательств. В различных источниках уголовно- процессуального права и научной литературе можно встретить довольно много точек зрения по поводу критериев классификации доказательств. Мне бы хотелось в своей контрольной работе объединить наиболее распространённые мнения правоведов в области уголовного процесса касательно данного вопроса.
1. Классификация доказательств по видам сведений (ч.2. ст.74 УПК РФ):
1) показания:
1) подозреваемого (сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства),
2) обвиняемого (сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде);
2) показания потерпевшего, свидетеля (сведения, сообщенные ими на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде)
3) заключение и показания эксперта;
Заключение эксперта - представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.
Показания эксперта - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения.
4) заключение и показания специалиста;
Заключение специалиста - представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.
Показания специалиста - сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения.
5) вещественные доказательства;
Вещественными доказательствами признаются любые предметы:
1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;
2) на которые были направлены преступные действия;
3) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем;
4) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.
6) протоколы следственных и судебных действий;
7) иные документы.
К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации.
Однако некоторые авторы по данному критерию предлагают несколько расширенную трактовку, дополняющую положения, установленные уголовно- процессуальным законодательством РФ:
1) показания подозреваемого, обвиняемого, изложенные в протоколе допроса;
2) показания потерпевшего, свидетеля, изложенные в протоколе допроса;
3) сведения, изложенные в заключении эксперта;
4) показания эксперта, изложенные в протоколе допроса;
5) сведения, изложенные в заключении специалиста;
6) показания специалиста, изложенные в протоколе допроса;
7) сведения, содержащиеся в протоколах других следственных и судебных действий;
8) сведения, содержащиеся в иных документах;
9) сведения, полученные в результате исследования предметов, имеющих значение для уголовного дела (вещественных доказательств).
2. В зависимости от соблюдения требований УПК РФ доказательства делятся на:
1) допустимые;
2) недопустимые - доказательства, полученные с нарушением требований УПК
РФ. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.
К недопустимым доказательствам относятся:
. показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
. показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
. иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.
3. Доказательства также могут быть:
1) обвинительными (устанавливающие событие преступления, виновность, смягчающие обстоятельства);
2) оправдательными (собирание, проверка и оценка оправдательных доказательств - обязательное условие производства по делу).
4. По отношению к доказываемому событию доказательства делятся на:
1) прямые.
Прямое доказательство по содержанию совпадает с доказываемым обстоятельством (например, свидетель указывает на конкретное лицо, совершившее преступление). Прямое доказательство позволяет обосновать устанавливаемые обстоятельство, факт непосредственно, без промежуточных звеньев, но лишь при условии, что его достоверность не вызывает сомнений);
2) косвенные.
Косвенные доказательства указывают на промежуточные факты и через них на обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Косвенные доказательства нередко используются для проверки прямых доказательств. Например, показания потерпевшей о нападении на нее и о том, что она звала на помощь (прямое доказательство), проверяются допросом лиц, которые оказались вблизи места происшествия и слышали крики о помощи (косвенные доказательства).
Косвенные доказательства могут свидетельствовать о пребывании или отсутствии лица на месте происшествия или вблизи него, наличии или отсутствии определенных качеств у обвиняемого (знаний, навыков, физических особенностей и т.п.), о том, обладает ли он и владеет ли орудиями преступления, о попытках противодействовать следствию и судебному разбирательству и т.п.
По общему правилу косвенные доказательства должны образовывать определенную совокупность, систему, в которой они согласуются с прямыми доказательствами, между собой, подкрепляя друг друга, позволяют из нескольких возможных объяснений найти единственно правильное.
5. По источнику формирования различают доказательства:
1) первоначальные (сведения, непосредственно воспринятые лицом, сообщившем о них (свидетелем), данные, зафиксированные в подлиннике документа, признаки вещественного доказательства, изъятого на месте происшествия или по месту работы, проживания обвиняемого);
2) производные (информация свидетеля, полученная им от другого лица, либо описание признаков по копиям документа или описание следов). Они позволяют зачастую отыскать первоначальные доказательства, участвуют в их проверке, дополняют их, а при невозможности получить первоначальные доказательства (например, в ситуации, когда свидетель умер) заменяют их. Вместе с тем производные показания со слов очевидца-свидетеля или потерпевшего, если он сам допрошен по делу и сообщил те же сведения, не могут рассматриваться как самостоятельные доказательства.
Показания свидетеля или потерпевшего о том, что обвиняемый в их присутствии либо непосредственно обращаясь к ним высказывал намерение совершить определенного характера преступление, являются допустимым доказательством наличия умысла.[5]
* * *
Задача №1.
Пенсионерка Андреева заявила в отделение милиции, что в то время, когда она с мужем была в однодневном доме отдыха, у неё из квартиры похитили золотые серьги и цепочку на общую сумму около 110 000 руб. При проверке заявления Андреевой было установлено, что она оставляла ключ от квартиры своему племяннику Пастухову (17 лет). После возбуждения уголовного дела и допроса Пастухов сознался в совершении преступления. Узнав об этом, потерпевшая обратилась в отделение милиции с заявлением, в котором просила прекратить уголовное дело в отношении её племянника, т.к. деньги от продажи похищенных у неё вещей племянник вернул, а факт возбуждения уголовного дела может негативно отразиться на психике подростка, воспитывавшегося в неблагополучной семье.
Следователь вынес постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием в деяниях Пастухова состава преступления (п.2 ч.1 ст. 24 УПК), мотивировав своё решение тем, что причинённый Андреевой ущерб возмещён полностью и дальнейшее производство по делу нецелесообразно в связи с примирением потерпевшей с обвиняемым.
Правильно ли поступил следователь? Оцените его решение с точки зрения принципов законности и публичности.
ОТВЕТ.
При детальном изучении условий данной задачи мной было выявлено ряд нарушений норм УПП, допущенных следователем по данному уголовному делу:
1. Остаётся непонятным, участвовал ли по данному делу защитник?
Показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде – признаются в соответствии с п.1 ч.2 ст. 75 УПК недопустимыми доказательствами.
2. Следователь обязан вызвать потерпевшего и преследуемое в уголовном порядке лицо для разъяснения им права на примирение, а последнему - условий такого примирения (заглаживание вреда). Факт и условия примирения должны быть задокументированы. Дополнительной гарантией прав обеих сторон может быть участие представителя, защитника. Потерпевший должен быть поставлен в известность о том, что в случае прекращения уголовного дела в дальнейшем предъявление претензий к лицу, причинившему ему преступлением вред и не выполнившему условий договора примирения, возможно будет только в порядке гражданского судопроизводства со всеми вытекающими из этого последствиями.
В свою очередь лицо, преследуемое по подозрению или обвинению в совершении преступления, должно быть предупреждено, что его показания, в том числе относительно обязательств по заглаживанию вреда, могут быть использованы против него в гражданском суде.
3. Заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела должно быть надлежащим образом зафиксировано в протоколе допроса или отдельным процессуальным документом и приобщено к материалам дела.
4. Следователь при вынесении своего постановления ...

ВНИМАНИЕ!
Текст просматриваемого вами реферата (доклада, курсовой) урезан на треть (33%)!

Чтобы просматривать этот и другие рефераты полностью, авторизуйтесь  на сайте:

Ваш id: Пароль:

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
Простая ссылка на эту работу:
Ссылка для размещения на форуме:
HTML-гиперссылка:



Добавлено: 2012.06.13
Просмотров: 2184

При использовании материалов сайта, активная ссылка на AREA7.RU обязательная!