Главная / Рефераты / Рефераты по философии

Контрольная работа: Философия Аристотеля


Контрольная работа.


Тема. Философия Аристотеля.

План.

I. Введение.

II. Жизнь Аристотеля величайшего ученика Платона и древней Академии.

III. Философия и учение Аристотеля.

1) Исходный пункт философии Аристотеля;

а) наука логика;

б) силлогистика Аристотеля;

в) система понятий у Аристотеля.

2) Аристотелевская метафизика.

3) Природа для Аристотеля;

а) астрономические представления Аристотеля;

б) психология Аристотеля;

б.1) животная душа;

б.2) учение об уме.

4) Практическая философия Аристотеля;

а) государство и государственное устройство;

б) поэтическая философия.

IV. Заключение.



« Все науки

более необходимы,

нежели философия,

но лучше ее нет

ни одной».

(Аристотель)


I. Введение.

Научный интерес античной, особенно же греческой философии не ограничивается тем, что она служит особым предметом исторического исследования; но он поддерживается в равной степени также и тем продолжающимся значением, которое принадлежит содержанию мыслей античной философии, в силу ее положения в развитии духовной жизни Запада.

Центр тяжести при этом падает на факт возвышения знания до степени науки: не довольствуясь накоплением практических сведений и наполненных фантазией умозрений, касающихся религиозных потребностей, греки ищут знания ради него самого. Из слияния с остальными деятельностями культуры знание, как искусство, выделилось в самостоятельную функцию. Таким образом, история античной философии есть прежде всего рассмотрение происхождения западной науки вообще. Но в то же время она также и история зарождения отдельных наук. Ибо процесс дифференцирования, который начинается отделением сферы мысли от практики и мифологии, идет дальше и в самой науке: с накоплением и органическим расчленением материала, наука, бывшая сначала простой и общей, которую греки называли философия, распадается на особенные науки, отдельные философии, которые и развиваются впоследствии более или менее независимо.

Греческая философия вырастает на почве замкнутой в себе национальной культуры, она есть чистый продукт греческого духа. Она начинается с обособления потребности к познанию, вращается исключительно около свободного от побочных целей стремления к знанию и оканчивается в лице Аристотеля частью всеобщей теории науки (логикой), частью начертанием развившейся отсюда системы наук. Энергия этого чисто теоретического интереса угасает в последующее время и отчасти сохраняется только в скромных работах по отдельным положительным наукам. В философии же, напротив, выступает на первый план практический вопрос о житейской мудрости: знания не ищут больше ради знания, но – только, как средство для правильного строя жизни.

В то время жили и трудились многие философы: Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Гераклит, Парменид, Платон, Пифагор, Аристотель и многие другие, о ком до нас дошли сведения. В этом списке ученик Платона Аристотель занимает одно из ведущих мест.


II. Жизнь Аристотеля величайшего ученика Платона и древней Академии.

Почти сорокалетняя преподавательская деятельность Платона собрала вокруг него много выдающихся людей и придала всей деятельности его школы ту всеобъемлющую многосторонность, которая выразилась в этико-исторических и медико-натуралистических научных занятиях и следы которой мы находим в его позднейших диалогах. Хотя этой значительной группе людей, стоявших в более или менее близком отношении к школе, эмпирическое исследование и обязано своими позднейшими значительными обогащениями, но они едва ли содействовали процветанию философии. Только один из них, величайший ученик Платона, который, конечно, не удовольствовался деятельностью академии и основал свою собственную школу, был призван к тому, чтобы с величайшей ситстематичностью заключить собой все умственное движение греческой философии. Это был Аристотель.

Родился Аристотель в июле-сентябре 384г. до нашей эры. Его родина – греческий город-полис Стагир во Фракии близ Афонской горы. Аристотель происходил из старинной фамилии врачей. Отец его Никомах был лейб-медиком македонского царя АминтыII и даже был близок к нему, поэтому будущий философ в детстве играл с Филиппом, будущим царем Македонии. О юности философа и о его воспитании мы имеем мало сведений. После смерти родителей воспитанием мальчика руководил его опекун, Проксен из Атарнея. Уже на восемнадцатом году своей жизни (367г. до н.э.) Аристотель поступил в Академию философа Платона и находился в ней, насколько мы знаем, вплоть до самой смерти своего учителя, то есть до 37 лет. Вскоре он занял в Академии выдающееся положение, и из ученика сам сделался учителем. В своих блестящих сочинениях, уже и тогда прославивших его, он явился литературным выразителем духа этой школы: он публично выступил с лекциями «о красноречии» против Исократа, к риторике которого, направленной против философии, платоновская школа не могла дружески относиться (несмотря на то, что Платон в Федре оказал ему все же предпочтение).

Мы не знаем наверно, где вырос Аристотель – в Стагире или в Пелле – резиденции македонских царей. Точно также как и не установлено время смерти его отца; еще менее известно, где жил Аристотель под руководством Проксена, - в Стагире или в Атарнеи? Позднейшее отношение к Атарнею объясняется также тем, что сам Гермий был некоторое время слушателем Платона. Что касается его образования. То и тут мы должны ограничится одними предположениями. Но едва ли можно сомневаться в том, что сын македонского придворного врача, согласно семейной традиции, предназначался тоже к врачебной деятельности и получил сообразное с этим образование. Тем более известен тот факт, что с 343г. до н.э. Аристотель был наставником Александра Македонского, за что Александр, став царем, поставил своему учителю и другу памятник с надписью: «Александр поставил этот памятник сыну Никомаха, мудрому божественному Аристотелю». Одно из восточных преданий сообщает: спросили как-то Александра Македонского: «Почему наставника своего, Аристотеля, почитаешь ты более, чем царя Филиппа, отца своего?» - «Отец, - отвечал Александр, - воспитав мое тело, низвел меня с неба на землю; но Аристотель, воспитав душу мою, поднял меня от земли в небо». Правильное обучение Александра кончилось, когда с 340 г. до н.э. на него были возложены отцом некоторые административные и военные обязанности. Вследствие этого отношение философа к македонскому двору стало более независимым, и он прожил следующие свои годы в родном городе, занимаясь, по большей части, научными трудами и находясь в самых дружеских отношениях с Теофрастом, который впоследствии был ему верной опорой. Когда Александр предпринял поход в Азию, Аристотель стал совершенно свободным. Он переселился со своим другом в Афины и там в 336 г. до н.э. основал свою собственную школу, которая, благодаря всесторонности научных интересов, систематичности в занятиях, правильному ведению общих исследований, вскоре опередила Академию и послужила образцом для последующих древних ученых союзов. Она находилась в галереях школы борьбы и на прилегающих участках в Ликее, у восточных ворот Афин. Аристотель читал в Ликее лекции, прогуливаясь со своими слушателями. Peripateo (греч.) означает «прохаживаюсь». Отсюда и название учеников и последователей Аристотеля – перипатетики. Класс перипатетиков выглядел так: скамьи, стол на трех ножках, бронзовая статуя, шар. Была белая доска, на которой чертили. На стенах были картины. Проблемы, волновавшие Аристотеля, зачастую были прелюбопытными. Ну, например: нужно ли больше любить самого себя или кого-нибудь другого? Ведь тех, кто любит больше себя, бранят и называют себялюбцами в дурном значении этого слова. С другой стороны, говорят, что больше всего следует любить того, кто больше всего нам друг, а каждый человек сам себе больше всего друг, и потому должно любить больше всех самого себя. Живи Зенон Элейский во времена Аристотеля, он наверняка бы «снял шляпу» перед таким рассуждением. Аристотель отличался завидным остроумием: когда ему сказали, что кто-то бранит его заочно, Аристотель ответил: «Заочно он пусть хоть бьет меня». На вопрос, что быстро стареет, философ ответил: «Благодарность».

С началом регулярной деятельности Ликея Аристотель совершенно прекращает писать произведения в литературной форме и все свое учение излагает в лекциях. Настолько все воздействие Аристотеля выражалось лишь в прямом влиянии на учеников, что сами его произведения были забыты сразу после его смерти и их обнаружили лишь два столетия спустя.

Он написал 28 книг объемом в 445270 строк: «О философии» (этот диалог до нас не дошел); «Протрептик» (какова была литературная форма этого произведения, неизвестно. Написано оно для некоего Фемистона, правителя Кипра, о котором мы ничего не знаем. Это – увещание Фемистону, очевидно, какому-то просвещенному тирану, с указанием для него наилучшего образа жизни); «Методика» (это сочинение в 8 книгах до нас не дошло); «Метафизика»; «О душе»; «Категории»; «Физика»; «Риторика»; «Политика»; «Поэтика»; «О небе»; «Метеорологика»; «О возникновение животных»; «О частях животных»; «Вторая Аналитика»; «Большая этика»; «Этика Эвдемова»; «О софистических опровержениях»; «О любви»; «Топика»; «О сне и бодрствовании»; «История животных»; «Первая Аналитика»; «О жизни и смерти»; «Этика Никомахова»; «Об истолковании»; «О возникновении и разрушении». Аристотель первым ввел в философию слово КАТЕГОРИЯ в качестве термина. Первоначальное значение этого греческого слова – обвинение. Он также первым употребил термин АКЦИДЕНЦИЯ, означающий - случайное, несущественное, преходящее. С Аристотеля берет начало самая нужная в мыслительной деятельности человека наука – формальная логика. Вряд ли есть в интеллектуальной истории человечества что-либо более известное, чем знаменитый силлогизм: «Все люди смертны

Кай человек

Кай смертен».

Он первым ввел в научно-исследовательский обиход понятие tabula rasa (чистая доска), сравнив первозданный, не замутненный впечатлениями ум с «дощечкой для письма»: пока на ней ничего не написано, ум ничего не мыслит.

В течение двенадцати лет, неустанно работая, заведовал Аристотель этой школой, но когда после смерти Александра, афиняне стали возмущать греков против господства македонян, то положение Аристотеля, так близко стоявшего к царскому двору, стало в Афинах настолько небезопасным, что он бежал в Халкиду. Но уже в следующем году, вследствие болезни желудка, он окончил свою славную и многотрудную жизнь.


III. Философия и учение Аристотеля.

1)Исходный пункт философии Аристотеля. Важнейшим пунктом аристотелевской философии является его стремление преобразовать сократо-платоновскую философию познания в теорию, объясняющую мир явлений. Он был убежден, что задача науки может быть разрешена только посредством намеченного Сократом пути – посредством познания, состоящего из понятий; это убеждение составляло исходный пункт его философии, в силу которого он и в позднейшее время еще причислял себя к платоновской школе. Преимущество же его перед Платоном состоит в том, что он понял недостаточность учения об идеях для объяснения эмпирической действительности. Хотя под конец Платон и не без торжественности провозгласил идеи, представлявшиеся ему первоначально только, как неизменное бытие, причиною чувственного мира, но ему все-таки не удалось (на что и указывает Аристотель) согласовать эту мысль с прежде установленным понятием о мире идей. Ближайшую причину этой неудачи Аристотель совершенно справедливо видит в том, что Платон с самого начала приписал идеям самостоятельное существование, отдельное от чувственного мира. Эта трансенденция идей, которая в сущности ничто иное, как повторение эмпирического мира, должна быть отброшена; идеи не должны приниматься, как нечто отличное от вещей, доступных восприятию, как нечто существующее отдельно от этих вещей. Напротив того, их следует считать такой сущностью, которая находится в самих вещах их определяющим содержанием. Слабость Платона, как и его величие, заключается именно в его теории двух миров; основная же мысль Аристотеля та, что сверхчувствительный мир идей и мир – тождественны.

Полемика Аристотеля против учения об идеях заслонила для прежних исследователей его зависимость от Платона, имевшую решающее влияние на его деятельность. Сам Аристотель только случайно упоминает об этой зависимости, само собой понятной для его школы и для него самого. Но его полемика направлена исключительно на обособленность, гипостазирование идей в другой высший мир и на вытекающие отсюда затруднения; он указывает на то, что идеи не объясняют нам ни движения, ни познания, и что их отношение к чувственному миру не могло найти себе сколько-нибудь удовлетворительного и свободного от противоречий определения. В остальном же стагирийский философ вполне разделяет основные воззрения аттического: он определяет задачу философии в познании бытия, утверждает невозможность получить это познание посредством восприятия, и именно вследствие того, что все чувственные вещи изменчивы и преходящи. Поэтому и он обозначает общее или понятия, как содержание истинного познания и вместе с тем истинной действительности. Но с этим онтологическим интересом Аристотель связывает также и генетический: он требует от науки объяснений происхождения явлений из бытия. Поэтому он желает, чтобы идеи, будучи истинной сущностью чувственных вещей, в то же время и объясняли их. И если он не вполне разрешил эту задачу, то причину следует искать в его постоянной зависимости от основных определений платоновской философии.

а)наука логика.

Таким образом, основная задача аристотелевской философии, которая тоже ведь стремится познать сущность вещей посредством их родовых понятий, есть определение отношения общего к частному; этот принцип научного мышления, признанный за основной под влиянием гениальной интуиции еще Сократом, Аристотель сделал предметом особого предварительного исследования и создал, таким путем, науку логики. Он предпосылал ее, как общую теорию научных приемов, отдельным фактическим исследованиям. В этом самопознании науки совершенно сознательно закончился исторический процесс развития самостоятельности познания. Как «отец логики», Аристотель представляет собой высший расцвет развития греческой науки.

Хотя Аристотель точнейшим образом разграничил отдельные дисциплины науки и точно определил их взаимоотношение, исходя, с одной стороны, из педагогической точки зрения восхождения от данного к его причинам, с другой, - наоборот, выводя из принципов их следствия, тем не менее дошедшие до нас научные сочинения не представляют общего систематически проведенного подразделения; в них то принимается обычное в Академии разделение на логические, физические и этические исследования, то различаются теоретические, практические и поэтические науки. А в перипатетической школе было употребительно разделение на теоретические и практические науки. Достоверно, по-видимому, только то, что Аристотель предпослал логику (Аналитику и Топику), как всеобщую формальную подготовительную науку (методологию), всем другим дисциплинам, так как он сам не упоминает о ней в числе «теоретических» наук.

Принципом аристотелевской логики является та мысль, что подобно тому, как в природе вещей (natura rerum) общее, то есть выражающаяся в понятии веще ее сущность, является причиной и основанием для определения частного, точно так же и ближайшая задача объясняющей науки состоит в том, чтобы выводить частное из общего и, таким образом, понять необходимость эмпирически действительного мира. Научное же объяснение состоит в том, чтобы то, что известно нам через восприятие, было понятно из его причин, и чтобы процесс познания воспроизводил в отношениях основания к следствию реальное отношение между общей причиной и ее частным действием.

Но всякое познание состоит только в соединении понятий, а следовательно в предложении или в суждении; причем такое соединение выражает (будучи утвердительным суждением) реальную связь, или же (будучи отрицательным суждением) реальную отделимость мысленного содержания понятий – подлежащего и сказуемого. Ввиду всего этого ближайшая задача всякого научного познания состоит в выводе частных суждений из общих. Отсюда центр аристотелевской логики составляет учение об умозаключениях и доказательствах, которое он сам назвал Аналитикой.

Только по недоразумению и вследствие злоупотреблений при школьном изложении в позднейшее время получила аристотелевская Аналитика вид абстрактно-формальной логики. В действительности же она задумана, как методология, тесно связанная с фактическими задачами науки, и потому вполне справедливо в перипатетической школе логические сочинения назывались «органическими». Именно поэтому-то она вся переполнена бесчисленным множеством гносеологических предположений о бытии и отношениях к нему мышления; главное между ними – хотя Аристотель никогда этого точно не формулировал – тождество форм мышления, основанного на понятиях, с формами отношения действительности. Таким образом, этот первый систематический очерк логики заключает в себе внутренне связанными три главные точки зрения, с которых впоследствии излагали эту науку: формальную, методологическую и гносеологическую.

Внешнее различие между Платоном и Аристотелем можно определить таким образом, что первый исходил из понятия, второй из суждения. Истинное и ложное Аристотель ищет только в соединении понятий, поскольку это соединение или утверждается, или отрицается. Если это выдвигало на первый план соображение о качестве суждений, то силлогистика, как наука об основании суждений, требовала также и обсуждения их количества, то есть различения общих и частных суждений. Аристотель был еще далек от того, чтобы рассматривать суждения с точки зрения их относительности и модальности; если он и обозначает содержание суждения, как познание действительного или необходимого, или возможного, то делает это с точки зрения метафизики, и это не имеет ничего общего с новейшим значением слова «модальность». Но все исследования, которые производил Аристотель о различии суждений, определяются их отношением к теории доказательств, то есть они определяются тем значением, какое суждения могут иметь для доказательства. Как посредствующее звено между теми и другими исследованиями он подробно рассмотрел теорию выводов.

б)силлогистика Аристотеля.

Силлогистика Аристотеля есть исследование о том, какие выводы из данных положений могут быть сделаны с полной достоверностью. В ней приводится, в качестве основной формы умозаключений, обоснование частного положения общим и подчинение первого последнему (заключение через субалтернацию). К этой так называемой первой фигуре силлогизма сводятся и две другие его формы, которые характеризуются различной логической постановкой в обеих посылках среднего термина; вследствие этого мы получаем в заключении различные отношения двух главных понятий. По мнению Аристотеля, результатом силлогизма является всегда ответ на вопрос, можно ли одно из этих понятий и в какой мере подчинить другому? насколько общее определение последнего может служить основанием для определения первого?

в)система понятий у Аристотеля.

По мнению Аристотеля, основной вопрос философии – относительно понятия о сущности бытия может быть решен не иначе как только в методической связи, с объяснением фактов. Логическая форма этих решений, к которым, таким образом, стремится вся наука, есть определение понятия – дефиниция, в котором для каждого единичного явления устанавливается его непреходящая сущность, как причина его сменяющихся состояний и деятельности, причем в то же время указывается и зависимость его, как понятия, от другого более общего: таким образом, дефиниция есть определяющее суждение, в котором субъект определяется и посредством своего более общего родового понятия, и посредством своего отличительного признака. Но эти определения понятий, основанные частью на дедукции, частью на индукции, опять-таки предполагают в конце концов существование дефиниций самых высших родовых понятий, причем уже эти дефиниции не выводятся из более высших, а только разъясняются.

Для логического исследования высшими родовыми понятиями, которых уже нельзя свести на еще более высшие, служат роды высказывания, категории. Они представляют те точки зрения, подчиняясь которым различные понятия могут посредством их реального содержания сделаться элементами предложения или суждения. Аристотель дает их 10.

2)аристотелевская метафизика.

В аристотелевской метафизике и, главным образом, в учении о сущности лежит стремление примирить учение об идеях с эмпирическим миросозерцанием. Уверенность, что только общее, как понятие, может быть предметом истинного познания – т.е. абсолютной действительностью, - не допускает считать сущностью содержание единичного, временного восприятия; с другой же стороны, убеждение, что общему не может быть приписано никакой, отдельной от чувственных вещей, высшей действительности – не допускает гипостазирования родовых понятий, как это делает Платон. Действительно существующее – это единичная вещь, которая мыслится в понятии в противопоставлении своим изменяющимся состояниям и отношениям и притом так, что только в ней одной осуществляется общее определение (вид). Окончательный объект научного познания не есть ни единичный образ восприятия, ни схема абстракции, но вещь, которая в потоке своих чувственных внешних проявлений сохраняет свою, выражаемую в понятии сущность.

Итак, метафизическую реальность надо искать в середине между родовым и чувственным образом, значит – в единичной вещи, определенной через ее понятие. Трудность такого способа представления Аристотель старается разрешить посредством такой общей формы отношения, которая является господствующей во всех его исследованиях. Это – отношение материи к форме или возможности к действительности. Посредствующее звено между общей сущностью вещей, выражающейся в понятии, и их частным воспринимаемым явлением находит он в принципе развития: он смотрит на бывание с той точки зрения, что в нем неизменная первоначальная сущность вещей переходит от состояния чистой возможности к действительности, причем этот процесс совершается тогда, когда материя, содержащая в себе возможности, формируется в принадлежащую ей в виде задатка форму. В основе этой концепции лежат аналогии, заимствованные частью из технической деятельности человека, частью из жизни органических тел. В системе Аристотеля они сделались основными идеями мировоззрения.

В каждой единичной существующей вещи материя и форма находятся в таком соотношении, что не существует ни материи без формы, ни формы без материи. Но именно поэтому-то и на ту и на другую нельзя смотреть, как на отдельные силы, которые, существуя, сперва сами по себе, соединяются только для образования единичной вещи; напротив, одна и та же единая сущность этой вещи есть и материя и форма.

Совершенно иначе, напротив, складывается отношение между различными единичными вещами. В этом случае, когда одна вещь представляет воспринимающую материю, а другая – образующую форму, то хотя обе они находятся в отношении необходимого взаимодействия, но существуют и независимо друг от друга; и, только соединившись, производят нечто новое, причем теперь одна из них есть материя, а другая – форма. Во всех этих случаях отношение материи к форме лишь относительное, так как одно и то же в одном отношении является формой, а в другом – материей для образования высшей формы.

Отсюда получается нечто вроде лестницы вещей, где каждая единичная вещь, будучи формой для низшей вещи, в то же время является материей относительно вещи, стоящей выше ее. Эта система, однако, должна иметь пределы своему развитию как внизу, так и вверху: внизу должна быть материя, которая уже не может быть формой, вверху – форма, которая не может быть материей. Внизу – первая материя, вверху чистая форма или Божество. Понятие чистейшей формы, как абсолютной действительности, исключает все материальное, все, что только возможно, и, таким образом, оно означает совершенное бытие.

Переход из состояния возможности в действительность, обусловливаемый частью сущностью самих единичных вещей, частью же их взаимным соотношением, есть движение, возникновение и бывание. Причиной движения, которую следует искать в бытии, является прежде всего форма, и эта-то действительность, как порождающая процесс осуществления, называется у Аристотеля также энтелехией.

Аристотель при объяснении движения различает два рода причин: причины формальные и материальные. Первые суть теологические, вторые – механические. Целесообразная деятельность и природная необходимость одинаково являются принципами бывания. Платоновское и демокритовское объяснение природы находят теперь примирение в отношениях формы и материи.

Причиной всякого движения есть Божество. Сущность Божества есть имматериальность, полнейшая бестелесность, чистая отвлеченность: ум. Оно есть мышление, которое своим содержанием (своей материей) может иметь только самого себя; Оно – мысль о мысли. И это самосозерцание и есть Его вечная блаженная жизнь. Бог ничего не желает, Бог ничего не творит – Он есть абсолютное самосознание.

3) природа для Аристотеля.

Природа для Аристотеля есть живая связь всех единичных субстанций, которые в своем движении осуществляют свою форму и при этом в своей совокупности определяются чистой формой, как высшей целью. Поэтому, по мнению Аристотеля, существует только один мир, который действует с постоянной целесообразностью, как в движениях единичных вещей, так и в их отношениях. Осуществление целей происходит всегда посредством движения материи, а оно состоит или в перемене места, или в изменении свойств.

Исследуя основные понятия механики, Аристотель доходит до воззрения, что мир представляет собой нечто ограниченное в пространстве, во времени же, напротив того, находится в движении без начала и без конца. Он отрицает реальность пустого пространства и действие на расстоянии: движение возможно только через соприкосновение.

Ограниченный мир имеет самую совершенную форму – шарообразную. В нем существует два главных вида движения – круговое и прямолинейное. Естественным носителем кругового движения является эфир, из которого образуются небесные тела, а прямолинейное движение прина...

ВНИМАНИЕ!
Текст просматриваемого вами реферата (доклада, курсовой) урезан на треть (33%)!

Чтобы просматривать этот и другие рефераты полностью, авторизуйтесь  на сайте:

Ваш id: Пароль:

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
Простая ссылка на эту работу:
Ссылка для размещения на форуме:
HTML-гиперссылка:



Добавлено: 2015.03.14
Просмотров: 628

При использовании материалов сайта, активная ссылка на AREA7.RU обязательная!