Главная / Рефераты / Рефераты по философии

Реферат: Философские взгляды И.А. Ильина


Философские взгляды И.А. Ильина

РЕФЕРАТ

2007


СОДЕРЖАНИЕ

I Диалектика человеческого бытия

1.1 Идеолог белой эмиграции

1.2 Феномен права как выражение закономерностей духовного бытия человека

1.3 Абсолютный приоритет индивидуальности

II Метафизические и религиозно-этические искания И. Ильин

2.1. «Философский акт» как итог многовековой традиции европейского рационализма

2.2. Философия мировой трагедии

2.3. Этика трагического подвига

III Попытка построения православной философии

Список использованной литературы


1. Диалектика человеческого бытия

1.1 Идеолог белой эмиграции

Иван Александрович Ильин родился в Москве 14 марта 1883г. В 1901г. он поступает на юридический факультет Московского университета и становится одним из самых активных членов научного кружка П. Новгородцева. В 1906г. Ильин успешно сдает экзамены и по предложению Е. Трубецкого остается при университете для подготовки к званию профессора. В 1909г. Ильин сдает экзамены на звание магистра государственного права и в качестве приват-доцента начинает преподавать в университете и на Высших женских юридических курсах. В 1910-1912гг. стажировался в университетах Гейдельберга, Фрейбурга, Берлина, Парижа, где слушал лекции крупнейших европейских философов – Г. Риккерта, Г. Зиммеля, Э. Гуссерля идр. В это время Ильин пишет свои первые историко-философские статьи, посвященные Штирнеру, Шлейермахеру, Фихте, Гегелю, а также создает большой «социально-психологический опыт» «О любезности». Одновременно вызревает замысел его магистерской диссертации, посвященной Гегелю. Итогом работы Ильина стал капитальный двухтомный труд «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека», опубликованный весной 1918г.; в результате состоявшейся тогда же защиты Ильину были присуждены сразу две степени – магистерская и докторская. С 1912г. преподавал в Московском университете.

Февральскую революцию 1917г. Ильин приветствовал как начало построения в России правового государства. Октябрьскую революцию Ильин воспринимал как национальную катастрофу и сразу же включился в активную антибольшевистскую деятельность, в результате чего несколько раз подвергся аресту; последний арест в сентябре 1922г. закончился судебным решением о высылке Ильина за пределы России.

С 1922г. Ильин проживает в Берлине, где подобно другим русским эмигрантам работает в Религиозно-философской академии, а затем в Русском научном институте. В этот период Ильин сближается с наиболее радикальным крылом русской эмиграции, настаивавшим на продолжении вооруженной борьбы с большевистским режимом в России. Постепенно он отходит от либеральных воззрений на общество и государство, которые разделял до 1917г., и становится монархистом, приверженцем принципа внепартийного единения всех здоровых сил России.

Окончательное размежевание происходит после опубликования в 1925г. книги Ильина «О сопротивлении злу силой», вызвавшей бурную полемику, в ходе которой Ильин был обвинен своими критиками в «большевизме» и отходе от христианских идеалов.

Автор попытался «перевернуть навсегда «толстовскую» страницу русской нигилистической морали и восстановить древнее русское православное учение о мече во всей его силе и славе». Ильин говорит, что Толстой называет всякое обращение к силе в борьбе со злом «насилием» и рассматривал его как попытку «кощунственно» узурпировать божью волю путем вмешательства во внутреннею жизнь другого лица, которая находится в руках Бога. Ильин полагает, что учение Толстого содержит следующую нелепость: «Когда какой-нибудь негодяй наносит оскорбление честному человеку или развращает ребенка – это, очевидно, совершается по божьей воле; но когда честный человек пытается помешать негодяю – это происходит не по воле Бога». Ильин начинает конструктивную часть своей книги указанием на то, что не всякое применение силы должно считаться «насилием», так как это оскорбительный термин, заранее предрешающий исход спора. «Насилием» нужно называть только произвольное, безрассудное принуждение, исходящее от злой воли или направленное к злу. В целях предупреждения непоправимых последствий грубой ошибки или дурной страсти человек, стремящийся к добру, должен сначала искать психические и духовные средства для преодоления зла добром. Но если он не имеет в своем распоряжении таких средств, то обязан использовать психическое или физическое принуждение.

В то же время выходит в свет книга «Религиозный смысл философии». Но главные усилия в 1922-1930гг. Ильин направляет на политическую и организационную деятельность по сплочению наиболее решительных кругов эмиграции на борьбу с большевизмом. За ним по праву закрепляется титул главного идеолога белой эмиграции; особую известность в связи с этим получила его статья «Белая идея», опубликованная в 1926г в Берлине[2;468].

Только в начале 30-х годов Ильин вновь больше времени уделяет чисто философскому творчеству. В 1937г. выходит в свет его книга «Путь духовного обновления». После прихода к власти в Германии национал-социалистов во главе с Гитлером условия жизни для Ильина стали сложными, в 1938г. он был вынужден уехать в Швейцарию, где, и проживал в пригороде Цюриха до самой смерти. В последние годы жизни Ильин работал над книгой «Аксиомы религиозного опыта», которая была издана в Париже в 1953г. и подвела итог его творчества. Уже после его смерти были опубликованы книги «Путь к очевидности»(1958) и «О сущности правосознания»(1956). В 40-50-е годы Ильин по-прежнему много времени уделял анализу процессов, происходящих в Европе и России, критике большевизма, коммунизма и либерализма[5;422].

1.2 Феномен права как выражение закономерностей духовного бытия человека

Начало самостоятельного творческого развития Ильина связано с публикацией его первой работы – статьи «Понятия права и силы» (1910). Хотя главной сферой научных интересов Ильина было право, он, подобно своему учителю П.И. Новгородцеву, старался рассматривать феномен права как выражение глубинных закономерностей духовного бытия человека. Это неизбежно вело к необходимости предварительного построения метафизики человеческого бытия, требовало философской трактовки права, выявление его взаимосвязей с другими составляющими духовной сферы. Именно поэтому пути пошел Ильин, и достаточно быстро чисто правовые проблемы отошли в его творчестве на второй план, а на первом оказались проблемы сущности человеческого бытия и исторического предназначения человека.

В статье «Понятия права и силы» этих проблем еще нет, однако именно здесь Ильин впервые развертывает саму методологию своих дальнейших философских исследований, а также совершенно определенно выбирает тот путь в интерпретации права, который приведет его к оригинальной объективно-идеалистической концепции человека. При изучении права Ильин считает необходимым поддерживаться принципа методологического плюрализма; права – это сложное явление общественной жизни, и его невозможно понять с какой-то единой позиции. Только рассмотрение с различных, даже противоположных точек зрения может быть плодотворным при объяснении сущности права. При таком подходе удается разрешить и вопрос о соотношении права и силы; в рамках одного способа рассмотрения они оказываются близкими и сравнимыми, но в рамках другого – совершенно различными феноменами. В дальнейшем принцип методологического плюрализма получит у Ильина естественное метафизическое обоснование.

В статье «Права и силы» нет четкого ответа на вопрос о природе права, однако линия развития идей Ильина просматривается достаточно ясно. Утверждая, что в чисто юридическом и логическом плане право принципиально отличается от силы, главный признак которой – ее непосредственное существование в «реальном ряду», Ильин фактически утверждает, что право есть феномен, связанный с некоторой сверхэмпирической, идеальной сферой, лишь опосредованно проявляющейся в реальности эмпирического мира, в отношениях сосуществующих правовых индивидов. В последующих работах эта идея будет зафиксирована с помощью противопостановления идеального «естественного права» и реального «позитивного права». По сути, Ильин уже в первой своей работе однозначно присоединяется к той идеологии, которая была характерна для классического немецкого идеализма. Осталось только сделать традиционный выбор в пользу кантовской или гегелевской концепции права. Однако вслед за П. Новгородцевым Ильин отказывается от абсолютизации этого выбора, требующего принятия одной из двух противоположных концепций человека: в первой из них сущность человека определяется индивидуальной духовной свободы личности, во второй – нашим безусловным духовным единством, «снимающим» значение личной индивидуальности. Все дальнейшее творчество Ильина будет определяться стремлением понять человека в единстве этих двух противоположных измерений его бытия.

1.3 Абсолютный приоритет индивидуальности

Крупная теоретическая работа – «Идея личности в учении Штирнера» - оказалась посвященной философу, главной заслугой которого было провозглашение абсолютного приоритета индивидуальности. В своей статье Ильин утверждает позитивное значение штирнеровской концепции человека, подчеркивая новые черты в трактовке личности у Штирнера. Прежде всего, это упор на практический, экзистенциальный аспект в понимании личности. Затем – утверждение равной значимости каждого человека.

Большое значение придает Ильин еще одной характерной особенности штирнеровского учения – представлению об абсолютной цельности личности. В отличие от других представителей этого течения он приходит к идее интуитивного акта не столько через разработку абстрактных проблем гносеологии, сколько через этику, через своеобразную концепцию человека, в которой главной проблемой является проблема взаимопонимания, духовного единения личностей. Развивая идею «этического» интуитивизма, Ильин будет утверждать, что восприятие другого человека есть акт «художественного перевоплощения в чужую личность», в высшем своем проявлении переходящей «органическое, творческое слияние душ».

Наконец, у Штирнера Ильин обнаруживает очень важную идею о ценности конкретного, доходящую даже до утверждения о приоритете эмпирически-конкретного, иррационального над рациональным и всеобщим духовном началом. Однако, несмотря на то, что Штирнер сделал важный шаг на пути к новой концепции человека, оказался в состоянии «понять личность человека как своего рода глубокого метафизического обоснования своим идеям. Необходимо было найти онтологические основания и нашей неповторимости, уникальности, и нашего духовного единства, в рамках которого только и может реализоваться указанная уникальность.

Поиски таких онтологических оснований отмечены также в статье «Кризис идеи субъекта в наукоучении Фихте Старшего». В определенном смысле ее можно считать непосредственным продолжением статьи о Штирнере. Значение Фихте в истории европейской философии, по Ильину, заключается в том, что он решительно порывает с традицией, в рамках которой человек понимался исключительно как всеобщий гносеологический субъект. Ильин особенно подчеркивает те черты понимания личности у Фихте, которые были обнаружены им в учении Штирнера: иррациональную, нерасчленяемую конкретность человеческого духа; приоритет практического аспекта в понимании человека; невозможность найти никакого всеобщего начала, «поглощающего» индивидуальные духовные сущности. По мнению Ильина, Фихте пересматривает традиционное для европейской философии понимание Бога. Кризис этого традиционного понимания связан с философией Канта, в которой идея Божества была поставлена в известном отношении наравне с идеей свободы и понятием вещи в себе и должна была поэтому разделить их участь».

Для того чтобы найти способ преодоления этого противоречия, Ильин в дальнейшем обратится к Гегелю, но прежде всего он создает оригинальную концепцию «акта духовной очевидности», которая и станет центральным элементом всех его последующих философских построений.


2. Метафизические и религиозно-этические искания И.Ильина

2.1. «Философский акт» как итог многовековой традиции европейского рационализма

В статье «Шлейермахер и его «Речи о религии» Ильин не упоминает философию в числе форм духовной деятельности человека, требующих выполнения акта очевидности. Однако в дальнейшем именно философия становится важнейшей из этих форм. Значение философии состоит в том, что в ней осуществляется наиболее полное и непосредственное приобщение к подлинной духовной реальности. Все остальное в жизни и духовной культуре содержит опыт приобщения к высшей реальности только в частичной, затемненной, искаженной форме и поэтому неизбежно предполагает «просветление», углубление до философского опыта. В связи с этим наряду с понятием акта очевидности Ильин будет использовать как эквивалентные ему понятия «философский акт» и «философский опыт» [5;421].

Впервые развернутое изложение структуры акта очевидности дается Ильиным в работе «Философия как духовное делание». «Филосовтсвующий человек» имеет перед своим внутренним взором предмет незримый, неслышимый, нечувственный, не материальный, не существующий в пространстве и не длящийся во времени. Правда, все, что предстоит другим людям. Предстоит и ему: и цветы, и реки, и горы, и звезды, и люди; и слово ему звучит, и звук поет ему; и цвета, и линии, и дали, говорят его оку. Но философская мысль ищет в явлении не явления; она не прельщается видимостью и не успокаивается на знаке… в содержании всякого явления и всякого состояния философская мысль видит духовный смысл его, полагая в этом духовном смысле свой предмет и в его разумном, для каждого очевидном раскрытии – свою задачу».

«Очищенный» опыт носит, имеющий дело с чистыми смыслами, носит всецело рациональный характер, поэтому Ильин без всяких сомнений относит философию к области научного знания, т.е. подчеркивает рационально-объективный характер философского акта, акта очевидности.

Однако указанный рационально-объективный момент акта органично сочетается с личностно-творческим его аспектом. Органическое соединение рациональных и иррациональных сторон деятельности сознания в философском акте позволяет характеризовать его как «интуитивное восхождение духа в исследуемое содержание». При этом происходит не только растворение субъекта в Предмете, но и одновременно и растворение Предмета в субъекте при сохранении личной индивидуальной самобытности человека. Это означает, что в философском акте человек открывает Бога в себе самом. Здесь Ильин еще раз обращается к философии Фихте и однозначно присоединяется к его религиозной концепции. Фихте, по мнению Ильина, восстановил истинный смысл христианства: «Божественное раскрывается в пределах самого человека; оно не вне субъекта, но внутри субъекта: он есть сверхчувственный корень человеческого духа» [2;475].

В статье «О любезности» Ильин развивает оригинальную диалектику общего и единичного, в рамках которой формирование индивидуальности понимается как неотъемлемая сторона процесса «индивидуализирующего общения», предполагает взаимное «растворение» индивидуальностей друг в друге. В более поздних работах она преобразуется в диалектику отношения личности с Богом.. в единении с духовным Предметом человек «приобретает уверенное чувство своей объективной правоты в главном… упрочивает в себе чувство собственного духовного достоинства… в его душе возникает живой центр духовных содержаний». В этом аспекте концепции духовной очевидности явно проступает влияние идей философии жизни, причем Ильин последовательно развивает эти идеи в сторону своеобразной экзистенциальной онтологии. Переживание жизни не есть только «переживание»; полнота жизни, ее цельность определяют иррациональную онтологическую основу бытия человека, через которую он включен в божественную сущность мира.

Провозглашая свободное, личностно-творческое отношение к Богу, Ильин одновременно указывает и на опасность, которая может подстерегать на этом пути. Она заключается в возможности самообмана. Когда человек принимает за божественное откровение свои эмпирически обусловленные душевные проявления. Чтобы избежать этой опасности, необходимо, несмотря на личностную. Иррациональную форму акта единения с Богом, все время помнить о его сверхличном рациональном содержании. Именно поэтому Ильин не отождествляет философию и религию, а все время говорит о религиозном смысле философии, утверждая приоритет философии главным образом рациональной сферы духа над религией как сферой целиком иррациональной, требующей рационального «просветления».

2.2. Философия мировой трагедии

Свой главный философский труд «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» Ильин начинает с радикального переосмысления понятия спекулятивного мышления, которое занимает центральное место во всей гегелевской системе. «Для того чтобы понимать Гегеля, необходимо сделать в душе некоторое творческое усилие, насыщающее мысль работой воображения: надо увидеть воображением то, о чем мыслит душа». По убеждению Ильина, Гегель не только отрицает единичную человеческую личность во всей ее иррациональной, жизненной полноте, но даже в определенном смысле абсолютизирует ее, вводя все ее иррациональные элементы в ткань самого абсолюта.

Описание Ильиным структуры акта соединения сознания с абсолютным бытием заставляет вспомнить концепцию С. Кьеркегора, у которого выявление подлинной сущности человека предстает как аналогичный противоречивый процесс, начинающийся с безнадежного противостояния конечного человека бесконечному бытию Бога и завершающийся самозабвенным слиянием с ним. Фактически итогом анализа гегелевского понятия спекулятивного мышления у Ильина оказывает...

ВНИМАНИЕ!
Текст просматриваемого вами реферата (доклада, курсовой) урезан на треть (33%)!

Чтобы просматривать этот и другие рефераты полностью, авторизуйтесь  на сайте:

Ваш id: Пароль:

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
Простая ссылка на эту работу:
Ссылка для размещения на форуме:
HTML-гиперссылка:



Добавлено: 2019.03.18
Просмотров: 35

При использовании материалов сайта, активная ссылка на AREA7.RU обязательная!